1937 год

 

Штыки охраны, мы в Октябрьском зале
Судейский стол, сталь прокурорских фраз
Так значит сколько вы у немцев взяли,
Чтоб Родину продать в который раз?
И злость в глазах блестнула и погасла
И подсудимые не смотрят в зал.
«Да, мы стекло подмешивали в масло!»
«да, Горького убить я приказал!»
«Я деньги брал за шпионаж в рейхсвере»,
Террор, вредительство, измена, яд!
Они сидят как пойманные звери,
Они по очереди говорят:
Чернов, Ягода, Розентгольц, Бухарин.
И вот уж тают лиц людских черты -
Чудовищные, дьявольские хари
П
еред собой невольно видишь ты.

Стихотворение времен 1937 года

«1937-ой  год вскрыл новые данные об извергах из бухаринско-троцкистской банды. Судебный  процесс по делу Пятакова, Радека и других, судебный процесс по  делу Тухачевского, Якира и  других,  наконец,  судебный процесс по  делу Бухарина, Рыкова, Крестинского,  Розенгольца и других,--  все  эти  процессы показали, что бухаринцы и троцкисты, оказывается, давно уже составляли  одну общую банду врагов народа под видом «право-троцкистского блока».

Судебные процессы показали, что эти подонки человеческого рода вместе с врагами народа  --  Троцким, Зиновьевым и  Каменевым  -- состояли в заговоре против Ленина, против  партии, против  Советского  государства уже  с первых дней  Октябрьской  социалистической революции. Провокаторские  попытки срыва брестского  мира  в  начале 1918 года; заговор  против  Ленина  и  сговор  с «левыми» эсерами об аресте и убийстве Ленина, Сталина, Свердлова весной 1918 года; злодейский выстрел  в Ленина  и ранение  его  летом 1918  года;  мятеж «левых» эсеров летом 1918 года; намеренное обострение разногласий в партии в 1921 году  с целью расшатать и свергнуть изнутри руководство Ленина; попытки свергнуть руководство партии во время болезни и  после смерти Ленина; выдача государственных тайн и снабжение шпионскими сведениями иностранных разведок; злодейское  убийство  Кирова;  вредительство,  диверсии, взрывы;  злодейское убийство  Менжинского,   Куйбышева,   Горького,--  все  эти  и  подобные  им злодеяния, оказывается, проводились на протяжении двадцати  лет  при участии или  руководстве   Троцкого,  Зиновьева  Каменева.  Бухарина.  Рыкова  и  их прихвостней -- по заданиям иностранных буржуазных разведок.

Судебные   процессы   выяснили,  что  троцкистско-бухаринские  изверги, выполняя волю своих хозяев -- иностранных буржуазных разведок, ставили своей целью разрушение партии и советского государства, подрыв обороны страны, облегчение  иностранной  военной  интервенции, подготовку поражения  Красной армии, расчленение СССР, отдачу японцам  советского Приморья, отдачу полякам советской   Белоруссии,  отдачу  немцам   советской   Украины,   уничтожение завоеваний рабочих и  колхозников, восстановление капиталистического рабства в СССР.

Эти белогвардейские пигмеи, силу которых можно было бы приравнять всего лишь силе ничтожной козявки, видимо, считали себя -- для потехи – хозяевами страны  и воображали,  что они в  самом деле могут раздавать  и продавать на сторону Украину, Белоруссию, Приморье.

Эти  белогвардейские козявки  забыли,  что  хозяином  Советской  страны является  Советский народ, а господа  рыковы, бухарины,  зиновьевы, Каменевы являются  всего лишь -- временно состоящими на службе у государства, которое в любую минуту может выкинуть их из своих канцелярий, как ненужный хлам.

Эти  ничтожные  лакеи  фашистов  забыли, что  стоит  Советскому  народу шевельнуть пальцем, чтобы от них не осталось и следа.

Советский суд приговорил бухаринско-троцкистских извергов к расстрелу.      НКВД привел приговор в исполнение.

Советский народ одобрил разгром бухаринско-троцкистской банды и перешел к очередным делам.  Очередные же дела состояли  в том,  чтобы  подготовиться  к  выборам  в Верховный Совет СССР и провести их организованно».

 

Так издание «Краткий курс истории ВКП(б)», выпущенное в 1937 году, излагает одно из основных событий, благодаря которым 1937 год вошел в историю – репрессии против части советских и партийных руководящих кадров и судебные процессы над «врагами народа».

До середины 1980-х годов ученики, изучавшие в школе историю, считали, что главными событиями 1937 года были выдающиеся достижения советской науки и техники, такие как полет советских летчиков Чкалова, Байдукова и Белякова через Северный полюс в Америку, а также многомесячная героическая экспедиция советских полярников во главе с Папаниным на дрейфующей станции «Северный полюс-1». Из политических же событий главным событием 1937 года считались проведенные 12 декабря 1937 года первые выборы в первый состав Верховного совета СССР по новой Конституции. Конечно, тогдашние советские учебники истории упоминали и про «репрессии» в отношении «невиновных», но про это упоминалось мимоходом, как «отдельные нарушения ленинских норм партийной жизни».

Однако с конца 1980-х годов официальная тогда еще советская пропаганда сделала название «1937» нарицательным – мол, это было страшное время, когда злобные сотрудники НКВД по ночам могли прийти домой к любому человеку, арестовать его и отправить в «гулаг», а чаще сразу расстреливали «в подвалах лубянки», что будто бы по ночам люди боялись ложиться спать и ожидали, когда за ними придут. Буржуазные публицисты словно соревновались между собой в количестве жертв т.н. «большого террора» - некоторые насчитали в 1937 году 60 млн, а кто-то и все 110 млн расстрелянных (не объясняя при этом, каким образом в результате население СССР, составлявшее в то время порядка 200 млн человек, в те годы непрерывно увеличивалось).

В реальности же за все 30 лет правления Сталина к уголовной ответственности по политическим статьям было привлечено около 3 млн человек, из них к высшей мере наказания осуждены около 400 тысяч (отметим также, что в те времена фраза «высшая мера наказания» означала не только смертную казнь, но также и высылку за границу с лишением советского гражданства). Несомненно, и это много по сравнению с нормальными временами и, действительно, наибольшее количество политических арестов и смертных приговоров пришлось именно на 1937 год. И действительно, массовые репрессии в 1937 году (затронувшие, правда, не столько народные массы, сколько правящую верхушку) в те годы действительно имели место. В чем их причина?

Антисталинисты объясняют эти репрессии «кровожадностью» Сталина, большевиков вообще и свидетельством порочности социализма. Наоборот, некоторые из поклонников Сталина одобряют эти репрессии, говоря, что они были необходимы. Т.к. в те времена было много врагов. Посмотрим же на вещи объективно.

Дело в том, что во второй половине 1930-х годов советское руководство видело, что происходит в мире. Только что на глазах всего мира произошел фашистский мятеж в Испании, причем глава мятежников генерал Франко открыто хвастался, что он победит благодаря наличию у него «пятой колонны» (франкисты наступали на Мадрид четырьмя колоннами войск, а «пятой колонной» называли свою агентуру в рядах республиканцев). В том же году произошла попытка фашистского путча во Франции, причем власти и полиция, в рядах которых было много сторонников фашистов, откровенно бездействовали, и сорвать путч смогли лишь вышедшие на улицу народные массы. Открыто действовали фашистские группировки практически во всех европейских странах, причем в ближайшие годы в Австрии (1938), Франции (1940) и Норвегии (1940) именно местные «пятые колонны» стали решающим фактором победы фашистов. Учитывая, что Гитлер еще с 1923 года открыто заявлял о своем намерении напасть на СССР, было очевидно, что «пятая колонна» фашистов существует и в СССР, подтверждением чему были многочисленные факты вредительства в промышленности и в сельском хозяйстве. Никто не знал, когда начнется война, поэтому у советских силовиков не было времени на долгие процессуальные расследования – необходимо было подавить потенциальную «пятую колонну» в зародыше. Поэтому советское руководство вынуждено было дать отмашку на уголовное преследование всех деятелей, которые когда-либо были замечены в какой-либо оппозиции. При этом ретивые исполнители на местах еще больше разжигали террор. Что характерно, в числе наиболее беспощадных борцов с «врагами народа» оказались как будущие «жертвы сталинизма» (Косиор, Чубарь, Постышев, Эйхе, Тухачевский, Ягода, Ежов), так и будущие разоблачители «культа личности», такие как Хрущев.  

Еще одной причиной, придавшей «репрессиям» такой массовый характер, стало то обстоятельство, что спецслужбы любой страны (считая и НКВД в сталинском СССР) не являются однородной структурой, а являются срезом общества – в них имеются представители разных политических группировок. В ВКП(б), несмотря на внешнее единодушие, шла борьба между  различными группировками, отстаивавшими разные взгляды на развитие страны – были сторонники Троцкого и Зиновьева, были «правые» сторонники Бухарина-Рыкова-Томского, были, наконец, соперничающие между собой группы и среди сторонников  линии Сталина. Все они имели своих людей в карательных органах и использовали эти возможности для сведения счетов со своими политическими противниками. Так что под огонь репрессий на местах попадали не только реальные или потенциальные враги народа, но и честные коммунисты, не угодившие последним. Можно даже проследить по конкретным персоналиям. До 1936 года наркомом внутренних дел был Г.Ягода, считавшийся сторонником Бухарина -  и он сдерживал уголовные дела в отношении членов бухаринской группы (даже при наличии явных доказательств), но зато репрессировал многих сторонников Сталина. Сменивший его Н.И.Ежов (нарком внутренних дел в 1936-1938 годах) считался бюрократом без идеологии, поэтому не оставлял без внимания доносы, исходившие со всех сторон. Поэтому именно на годы его руководства НКВД и пришелся массовый пик репрессий. Когда к 1938 году задачи ликвидации «пятой колонны» были решены, Ежов был отправлен в отставку (и в 1940 году расстрелян по суду за допущенные им нарушения законности), а главой НКВД стал сторонник Сталина Л.П.Берия, который остановил массовые репрессии и выпустил на свободу многих несправедливо осужденных при Ежове. 

«Обезглавленная армия»? Еще одним пропагандистским мифом антисталинской пропаганды является миф о т.н. «обезглавленной армии». Антисталинская пропаганда утверждает, что в1937-1938 годах якобы было репрессировано огромное количество высших советских военачальников (например, на должностях, соответствующих современных званиям генералов и полковников, количество репрессированных составило чуть ли не 80-90%), т.е. армия была перед войной «обезглавлена», на высшие командные должности были поставлены неопытные лейтенанты, не умеющие воевать, и это вызвало тяжелые потери в начале Великой отечественной войны в 1941 году.

Этот миф, правда, грешит немалыми подтасовками. К числу «репрессированных» его авторы относят в том числе и тех, кто был уволен, в т.ч. на пенсию. Из тех же военачальников, кто был привлечен к уголовной ответственности, многие были вскоре освобождены и восстановлены в армии. За период с 1938 по 1941 год прошло 3 года, в течение которых новые командиры могли набраться нужного боевого опыта, в том числе на полях сражений (в Испании, на Дальнем Востоке, во время Финской войны). К числу «неопытных лейтенантов, захвативших командные должности», антисталинская пропаганда относит и таких полководцев, как Жуков, Конев, Рокоссовский, Мерецков, Тимошенко и другие, которые впоследствии блестяще проявили себя на фронтах Великой отечественной войны.

Особенно антисталинисты любят вспоминать судьбу заместителя наркома обороны маршала Тухачевского и его сторонников (Уборевич, Корк, Якир, Гамарник, Примаков, Путна и др.), расстрелянных в 1938 году. По версии антисталинской пропаганды, эти военачальники утверждали, что будущая война будет «войной моторов» и требовали выпуска как можно большего количества танков и самолетов, в то время как Сталин будто бы больше верил своим друзьям Ворошилову и Буденному, которые делали основную ставку на конницу, и они-то мол и подговорили Сталина расстрелять «продвинутых» полководцев.

На самом же деле необходимость выпуска танков и самолетов понимали не только Тухачевский с компанией, но и все в советском руководстве, и Сталин в первую очередь. Другое дело, что Тухачевский вместо работы в основном ограничивался словесными призывами и строил совершенно нереальные планы выпуска танков. Эта его стратегия аукнулась в первые дни войны, когда у СССР количество танков было в несколько раз больше, чем у Германии, но эти устаревшие легкие танки были уничтожены в первые же дни войны.

Реальной же причиной репрессий в отношении  Тухачевского были его политические амбиции, сочетавшиеся с явным «германофильством». Несмотря на то, что в 1930-е годы будущая война между СССР и Германией казалось практически неизбежной, тем не менее по обе стороны границы были сторонники дружбы СССР и Германии. Источником таких настроений было тесное советско-германское сотрудничество в 1920-е годы после подписания в 1922 году Рапальского договора – когда и СССР (тогда еще РСФСР) и Германия оказались обделены в ходе Версальского мира и тянулись друг к другу на основе противостояния западным «демократиям». В Германии, например, явным сторонником советско-германской дружбы был посол Германии в СССР до 1941 года фон Шуленбург (впоследствии, в 1944 году, он был казнен за участие в попытке покушения на Гитлера). Другим сторонником дружбы с СССР в Германии был министр иностранных дел фашистской Германии Риббентроп. Не случайно именно он в 1939 году подписывал акт о ненападении со стороны Германии (т.н. «пакт Молотова-Риббентропа»). По воспоминаниям советского дипломата В.Бережкова, когда ночью на 22 июня 1941 года Риббентроп вызвал к себе советскую делегацию для вручения ноты об объявлении войны, то после завершения официальной части Риббентроп побежал за советским послом и чуть ли не со слезами на глазах стал убеждать того, что он был против этой войны.

В СССР же таким сторонником дружбы с Германией и был Тухачевский, который установил тесные связи с деятелями германской армии еще в ходе советско-германского военно-технического сотрудничества в 1920-е годы. Помимо этого, советское руководство получало многочисленные сигналы (как из закрытых источников, так и из публикаций в открытой западной прессе), что Тухачевский рассматривается многими врагами Советской власти как лидер возможного антисталинского военного переворота. Как он повел бы себя в условиях реальной войны – это было непредсказуемо, поэтому держать Тухачевского и его сторонников на руководящих военных постах было смерти подобно.

Политические процессы в 1937 году. Как уже говорилось, в 1937 году происходили не только «репрессии», но и позитивные события, главным из которых стали состоявшиеся 12 декабря 1937 года выборы в Верховный Совет СССР по новой Конституции. Вот что рассказывает об это «Краткий курс истории ВКП(б)»:

 

«Партия  развернула  вовсю  подготовительную  работу к выборам.  Партия считала, что введение новой Конституции СССР означает поворот в политической жизни  страны.  Партия считала,  что поворот этот  заключается в  проведении полной демократизации  избирательной системы, в переходе от  ограничительных выборов -- к всеобщим выборам, от не вполне равных выборов -- к  равным,  от многостепенных выборов -- к прямым, от открытых выборов -- к закрытым.

Если   до   введения   новой   Конституции   существовали   ограничения избирательного  права  для служителей  культа, бывших белогвардейцев, бывших кулаков  и  лиц, не занимающихся общеполезным  трудом, то  новая Конституция отбрасывает  всякие  ограничения  избирательного права  для  этих  категорий граждан, делая выборы депутатов всеобщими.

Если  раньше выборы депутатов являлись неравными, так как  существовали разные  нормы выборов  для  городского  и  сельского  населения,  то  теперь необходимость  ограничения  равенства  выборов отпала  и все  граждане имеют право участвовать в выборах на равных основаниях. Если  раньше  выборы  средних  высших  органов  Советской  власти  были многостепенными, то  теперь,  по новой  Конституции, выборы во все Советы от сельских  и  городских  вплоть до  Верховного  Совета  должны  производиться гражданами непосредственно путем прямых выборов.

Если   раньше  выборы   депутатов   в  Советы   производились  открытым голосованием и по  спискам,  то  теперь  голосование  при выборах  депутатов должно быть тайным и не по спискам, а по отдельным кандидатурам, выдвигаемым по избирательным округам.

Это был несомненный поворот в политической жизни страны. Новая  избирательная  система  должна  была  привести  и  действительно привела к усилению политической активности масс, к усилению  контроля масс в отношении  органов  Советской  власти,  к  усилению ответственности  органов Советской власти перед народом».

 

Отметим также, что во время принятия новой Конституции в 1937 году Сталин всерьез рассматривал возможность введения в стране альтернативных выборов, т.е. по одному избирательному округу могли выдвигаться более одного кандидата. При этом один из них мог быть кандидатом от ВКП(б), другой – представителем трудового коллектива завода, третий – представителем коллектива колхоза. Сохранились даже образцы бюллетеней к этим выборам. По замыслу Сталина, такая мера должна была выявить реальный уровень доверия населения как к партии, так и иным институтам Советской власти. Однако в связи с обострением политической обстановки от такой меры было решено отказаться: в избирательных бюллетенях был указан только один кандидат (считавшийся кандидатом от «блока коммунистов и беспартийных»), при этом подбор кандидата на это единственное место в бюллетене происходил, как и было заложено в системе Советской власти, через систему выборов по трудовым коллективам.

Об итогах выборов «Краткий курс истории ВКП(б)» рассказывает:

 

«Развертывая  избирательную кампанию, партия  решила положить  во  главу угла своей избирательной политики  идею избирательного  блока  коммунистов и беспартийных.  Партия  пошла на выборы в блоке  с беспартийными, в  союзе  с беспартийными, решив выставить вместе с  беспартийными общие  кандидатуры по избирательным  округам.   Это  было   нечто  невиданное   и  совершенно невозможное  в  практике  избирательных кампаний  буржуазных стран.  Но блок коммунистов и беспартийных оказался  вполне  естественным явлением для нашей страны,  где  нет  больше  враждебных  классов и  где  морально-политическое единство всех слоев народа представляет неоспоримый факт.

7 декабря 1937 года ЦК  партии издал  обращение ко  всем избирателям. В этом обращении говорилось:

 «12  декабря 1937  года  трудящиеся  Советского Союза  на основе нашей Социалистической Конституции  будут выбирать  депутатов  в  Верховный  Совет Союза  ССР.  Партия  большевиков  выступает на выборах в  блоке,  в союзе  с беспартийными  рабочими,  крестьянами, служащими,  интеллигенцией...  Партия большевиков не отгораживается от беспартийных, а, наоборот, идет на выборы в блоке, в  союзе  с беспартийными, идет  в  блоке с профессиональными союзами рабочих и  служащих,  с  комсомолом  и  другими организациями  и  обществами беспартийных.  Следовательно, кандидаты  в  депутаты  будут  общие  как  для коммунистов, так и для беспартийных, каждый беспартийный депутат будет также депутатом от коммунистов, равно как  каждый  коммунистический  депутат будет депутатом от беспартийных».

Обращение ЦК заканчивалось следующим призывом к избирателям:

 «Центральный Комитет Всесоюзной  Коммунистической партии (большевиков) призывает  всех  коммунистов  и  сочувствующих  голосовать  за  беспартийных кандидатов  с таким  же  единодушием,  с  каким  они  должны  голосовать  за кандидатов-коммунистов.

Центральный  Комитет Всесоюзной Коммунистической  партии (большевиков) призывает всех беспартийных избирателей голосовать за кандидатов-коммунистов с таким  же  единодушием, с  каким  они  будут  голосовать  за  беспартийных кандидатов.

Центральный Комитет Всесоюзной  Коммунистической  партии (большевиков) призывает всех избирателей  явиться всем, как один,  12 декабря 1937 года  к избирательным  урнам  для  выборов  депутатов   в  Совет  Союза  и  в  Совет Национальностей. Не  должно быть ни одного  избирателя, который  не  использует  своего почетного права избрать депутатов в Верховный орган Советского государства.       Не должно  быть  ни одного активного гражданина, который  бы не считал своим  гражданским  долгом   содействовать   участию  всех   без  исключения избирателей в выборах в Верховный Совет. День  12  декабря  1937  года  должен  стать  днем великого  праздника единения трудящихся всех  народов СССР  вокруг победного  знамени  Ленина -- Сталина».

11 декабря 1937  года, накануне  выборов,  тов. Сталин выступил в своем избирательном округе, затронув в своей  речи вопрос о  том, какими деятелями должны быть избранники народа, депутаты Верховного Совета  СССР. Тов. Сталин сказал:

 «Избиратели,  народ  должны  требовать от  своих депутатов,  чтобы они оставались на  высоте своих задач; чтобы они в своей работе не спускались до уровня  политических обывателей; чтобы они оставались на посту  политических деятелей  ленинского типа; чтобы они были  такими же ясными  и определенными деятелями,  как  Ленин;  чтобы  они были  такими  же бесстрашными  в  бою  и беспощадными к врагам  народа, каким был Ленин;  чтобы они были  свободны от всякой паники, от всякого  подобия паники, когда дело начинает осложняться и на  горизонте вырисовывается какая-нибудь  опасность, чтобы  они были так же свободны  от всякого подобия паники, как был свободен  Ленин; чтобы они были так  же  мудры  и  неторопливы  при  решении  сложных  вопросов,  где  нужна всесторонняя ориентация и всесторонний учет всех плюсов и минусов, каким был Ленин;  чтобы они были так же правдивы и честны,  каким был Ленин; чтобы они так же любили свой народ, как любил его Ленин».

12  декабря состоялись  выборы в Верховный Совет СССР.  Выборы прошли с громадным подъемом. Это были не просто выборы, а великий праздник, торжество Советского народа, демонстрация великой дружбы народов СССР.

Из  94 миллионов избирателей  приняло  участие в выборах  91 миллион  с лишним, то есть  96,8 процента.  Из них за блок  коммунистов и  беспартийных голосовало 89 миллионов  844 тысячи  человек, то есть  98,6 процента. Только 632  тысячи человек,  то есть  меньше  одного  процента,  голосовали  против кандидатов блока  коммунистов  и беспартийных. Все без исключения  кандидаты блока коммунистов и беспартийных оказались избранными.  Таким  образом,  90  миллионов  человек  подтвердили  своим единодушным голосованием победу социализма в СССР».