Расстрел Верховного Совета

В числе преступлений, совершенных режимом Б.Н.Ельцина, одно из главных мест занимают события сентября-октября 1993 года.

Как не отрицается в мемуарах самого Ельцина и его бывшего охранника Коржакова, в середине сентября 1993 года в окружении Ельцина сложилась организованная преступная группа, ставившая своей целью совершение государственного переворота с ликвидацией Верховного совета и захвата его здания. В эту группу входили сам Б.Ельцин, министр обороны П.Грачев, министр внутренних дел В.Ерин, начальник ГУО М.Барсуков и его заместитель А.Коржаков, министр безопасности Н.Голушко и глава ФАПСИ А.Старовойтов, в заговоре также участвовали ряд членов правительства. В середине сентября 1993 года заговорщики несколько раз собирались и выработали антиконституционный план роспуска Верховного совета и Съезда народных депутатов (на что Ельцин по конституции не имел полномочий), а также совершить силовые действия по захвату здания «Белого дома», где находился Верховный Совет и подавить возможные выступления оппозиции. Коржаков в своей книге дал следующие признательные показания:


«Знаменитый Указ 1400 о роспуске Верховного Совета, а точнее -- только проект этого документа, впервые обсуждали в Огареве. Туда Борис Николаевич пригласил Козырева, Грачева, Ерина, Черномырдина и Голушко. Мы с Барсуковым на совещание не пошли, а сидели в соседней комнате, готовые в любой момент войти и поддержать Ельцина.

Указ одобрили все. Спорили лишь о дате роспуска. Хотели 19 сентября распустить парламент, но, подумав, решили это сделать на день раньше, 18-го. Все-таки воскресенье, и в Белом доме никого не должно было быть. Надеялись без осложнений перекрыть входы в здание и не пустить депутатов на работу.

16 сентября 1993 года мы начали обговаривать предстоящие события в деталях. Для этого Ельцин пригласил Грачева, Барсукова и меня в Завидово.

….Президент перенес запланированное мероприятие на несколько дней, с 18 на 21 сентября. Изменение сроков работало против нас. Во-первых, в будний день не пустить депутатов на работу будет сложнее. Во-вторых, информация утекала… Депутаты узнали о наших планах и не покинули Белый дом даже в воскресенье. Вдобавок подняли шум в прессе, начали запугивать очередным путчем. Медлить не имело смысла, и во вторник, 20 сентября Ельцин дал команду ввести в действие Указ №1400.

А днем раньше, около полудня, ко мне в кабинет вбежал взмыленный, взлохмаченный Филатов. С ним случилась истерика -- он бился головой о мой стол, слезы катились градом, он заклинал меня:

- Саша, я умоляю, надо что-то сделать. Иди к президенту, упади на колени, умоляй его, чтобы он отменил Указ. Это конец. Это катастрофа.

Оказывается, Ельцин показал Филатову подписанный Указ, и тот прямиком из кабинета президента ринулся ко мне. Мне сделалось противно от рыдания главы администрации. Он плакал по-бабьи, иногда взвизгивал, а я недоумевал: как ему удается столь комично лить слезы? Настоящий плачущий клоун!

Выслушав причитания "администратора", я резко оборвал:

-- Вы пришли не к тому человеку, который способен разделить ваше мнение. Я, например, уже давно говорил президенту: пора стукнуть кулаком по столу, хватит терпеть этот бардак, безвластие. В доме должен быть один хозяин.»


21 сентября Ельцин выступил по телевидению и огласил указ о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета, а также о назначении на 12 декабря референдума по своему проекту конституции (текст которой еще не был подготовлен) и о выборах в «Государственную думу» и «Совет федерации» (эти органы власти не были признаны никаким законом, кроме ельцинской конституции, которая еще не была приняла). Этот указ (получивший номер 1400) был абсолютно антиконституционным.

Сразу же после оглашения этого указа собрался Конституционный суд и признал указ №1400 противоречащим Конституции и являющимся достаточным основанием для отстранения Ельцина от должности. Сразу же после оглашения ельцинского указа по телевидению около здания Дома советов начал собираться народ, пришедший на защиту законного парламента. Поздно вечером 21 сентября собрался Верховный Совет и констатировал, что согласно статье 1216 Конституции РФ президентские полномочия Ельцина прекратились с 20-00 21 сентября 1993 года, когда антиконституционный указ №1400 был обнародован. Вице-президент А.В.Руцкой принес перед депутатами президентскую присягу в качестве и.о. президента. Поскольку силовые министры РФ отказались подчиняться законному Верховному Совету, то они были отстранены от должности. Новым министром обороны стал В.Ачалов, министром внутренних дел – А.Дунаев, министром безопасности – В.Бараников.

Однако, приняв эти решения, новые руководители проявили крайнюю нерешительность, не пожелав даже идти занимать положенные им рабочие места в своих министерствах. В результате все каналы влияния на органы армии, милиции и госбезопасности остались в руках ельцинских путчистов (при том, что, например, сотрудники центрального аппарата и московского управления министерства безопасности на своем собрании 25 сентября поддержали законный Верховный совет. 23 совета группа во главе с руководителем Союза офицеров С.Тереховым попыталась захватить штаб ОВС СНГ, чтобы получить доступ к линиям спецсвязи с армейскими частями. Но эта попытка оказалась неудачной и Терехов тогда же был арестован.

Ошибкой Верховного Совета стало также принятие изменений в Уголовный кодекс об усилении наказания, вплоть до смертной казни, за противодействие «конституционным органом власти». Эти поправки оттолкнули от Верховного совета часть населения, а также могли бы использоваться и самим ельцинским режимом.

23 сентября по решению Верховного совета открылся внеочередной Х Съезд народных депутатов, который подтвердил все решения, принятые Верховным Советом. Однако предпринимать конкретные шаги по восстановлению законности депутаты не стремились, полагая, что одного их авторитета будет достаточно.

Блокада Дома Советов. Тем временем сторона Ельцина продолжала свое антиконституционное наступление. Во всех средствах массовой информации шла не просто агитация в поддержку Ельцина, а полное замалчивание деятельности законных органов власти. Дошло до того, что 22 сентября СМИ даже не сообщили людям о решениях Верховного Совета, создавая впечатление, что Ельцин остался президентом. Впоследствии, когда депутаты не пожелали разбегаться и продолжали работу, то ельцинские журналисты, упоминая о Съезде или Верховном Совете, упоминали о них с приставкой «бывший».

картина блокады Дома Советов

24 сентября Ельцин отстранил от должностей только недавно избранных губернаторов Брянской области Ю.Лодкина и Новосибирской области В.Муху, которые не стали поддерживать антиконституционный указ №1400.

Сразу же после указа №1400 в здании Верховного совета (а заодно и в Конституционном суде) была отключена сначала правительственная связи, а потом и телефонная связь вообще. Сами депутаты не имели никакой связи с внешним миром: связь была отключена, мобильных телефонов в то время не было (впрочем, даже если бы они и  были, то могли бы быть заблокированы властями, как это практикуется в последнее время на массовых акциях)

Ельцин издал указ о сохранении всех депутатских льгот и выгодной чиновничьей карьере для тех депутатов, которые добровольно сложат с себя полномочия. Запомнился «демократический» депутат А.Починок, обращение которого к депутатам, начинавшееся со слов «не нужно не спать ночами, не нужно голодать, холодать и так далее» постоянно крутили по телевидению. Однако лишь очень небольшое число депутатов последовало таким призывом – немногочисленные оставшиеся сторонники Ельцина сбежали еще в самом начале.

картина блокады Дома Советов

Затем в Доме Советов по приказу московского мэра Лужкова. были отключены все коммуникации – электричество, водоснабжение, канализация. С первых дней противостояния Ельцин выставлял ограждение вокруг «Белого дома», но защитники Верховного Совета быстро разагитировали стоявших в оцеплении солдат дивизии имени Дзержинского, и их регулярно приходилось заменять. Наконец, 28 сентября 1993 года ельцинская сторона решила вопрос радикально: «Белый дом» был полностью блокирован силами ОМОНа, была дана установка «всех выпускать, но никого не впускать внутрь». Территория вокруг «Белого дома» была оцеплена колючей проволокой и спиралью «Бруно», которая запрещена к применению международной конвенцией.

Еще одним подлым приемом ельцинистов стал так называемый «желтый геббельс»: выкрашенный в желтый цвет БТР, к которому вместо пулемета был приделан громкоговоритель. Этот «желтый геббельс» ездил вокруг Дома Советов и через свой громкоговоритель вел психологическую обработку защитников Верховного Совета: призывы покинуть «Белый дом» и признать власть Ельцина чередовались с трансляцией попсовых песен и фраз, знакомых из фильмов про войну, типа «Рус, сдавайся, ти окружен, сопротивление бесполезно». Но такие меры не могли сломить защитников Верховного Совета, количество которых всё увеличивалось, а лишь укрепляли их решимость стоять до конца.

После блокады Дома Советов ОМОН стал практиковать жестокие избиения участников акций в поддержку Верховного Совета. 29 и 30 сентября и 1 октября постоянно происходили всё усиливающиеся столкновения народа с ОМОНом. ОМОН избивал участников митингов на площади Восстания, у метро «Краснопресненская» и «Улица 1905» года, людей просто загоняли дубинками в метро и спихивали вниз по эскалатору. Всё это не помогло режиму. Наоборот, ожесточенность борьбы только нарастала.

Переговорные процессы. В свою очередь, «цивилизованная оппозиция» предлагала свои способы решения кризиса власти. 26 сентября председатель Конституционного суда В.Зорькин выступил с идеей «нулевого варианта»: вернуться к состоянию на 21 сентября, то есть Ельцин должен будет отменить свой указ №1400, а Верховный Совета и Съезд – все последующие за этим решения, после чего провести одновременные досрочные выборы президента и депутатов. Такой вариант был бы поражением Ельцина, поэтому он на него не пошел.

Тем временем всё нарастало сопротивление регионов. Руководители региональных Советов неоднократно собирались и издавали заявления в поддержку Верховного Совета и с требованием отменить указ №1400. 29 сентября состоялось совещание глав администраций регионов Северо-Запада, которое потребовало от Ельцина снять блокаду с Дома Советов и сесть с депутатами за стол переговоров. Это заявление подписали все главы регионов Северо-Запада, кроме петербургского мэра Собчака. В тот же день группа руководителей сибирских регионов потребовали прекратить блокаду Дома Советов, обещая в противном случае блокировать Транссибирскую магистраль. На 4 октября было намечено общее собрание глав регионов РФ и руководителей региональных Советов. Ожидалось, что руководители регионов России на этом собрании объявят о недоверии Ельцину.

29 сентября с «миротворческой» инициативой выступил патриарх Алексий II (Ридигер). Назвав блокаду Дома Советов безнравственной, Ридигер призвал противоборствующие стороны сесть за стол переговоров и обещал объявить анафему тому, что первым прольет кровь (впоследствии Ридигер не выполнил этого своего обещания и не объявил анафему Ельцину). Тем не менее по предложению Ридигера в Свято-Даниловом монастыре начались переговоры Верховного совета с президентской стороной. Со стороны Верховного совета в переговорах участвовали вице-спикеры Абдулатипов и Соколов (впоследствии их заменила делегация во главе с вице-спикеров Ворониным), со стороны Ельцина – московский мэр Лужков, глава президентской администрации Филатов и первый вице-премьер Сосковец. Переговоры напоминали диалог слепого с глухим: парламентская сторона в качестве условия для начала переговоров выдвигала условие восстановления связи, электричества и водоснабжения в Белом Доме, а ельцинская сторона в качестве обязательного условия выдвигала разоружение защитников Верховного Совета. Наконец обе стороны подписали протокол о согласии на эти условия. Однако Верховный Советы тут же был вынужден их дезавуировать, поскольку разоружение Дома Советов было равнозначно добровольной сдаче. Переговоры еще продолжались вплоть до середины дня 3 октября, но было очевидно, что обе стороны просто тянут время, готовясь к силовому  столкновению.

2 октября. В субботу, 2 октября, сторонники Верховного Совета проводили мирный митинг на Смоленской площади в Москве. Вдруг  ОМОН совершил нападение на собравшихся. В ходе столкновения омоновцы убили ветерана Великой Отечественной войны. Это окончательно переполнило чашу терпения народа. Взяв подручные предметы, разъяренные люди перешли в контрнаступление и изгнали омоновцев. Цепные псы режима трусливо бежали. На Смоленской площади возникли баррикады. Оппозиция одержала не только моральную победу, но и победу в силовой схватке.

2 октября 1993 - баррикады на Смоленской площади 2 октября 1993 - баррикады на Смоленской площади

3 октября. Еще летом 1993 года «Трудовая Россия» наметила проведение 3 октября Вече народов СССР на Октябрьской площади. После указа №1400 намеченная акция приобрела совсем иной смысл. К 14-00 на Октябрьской площади, несмотря на сопротивление ОМОНа, сумело собраться несколько сотен тысяч человек. Проходы к Кремлю и к Дому Советов были плотно перекрыты ОМОНом. После короткого митинга собравшиеся, не сговариваясь, двинулись по Садовому кольцу в сторону Дома Советов.

На Крымском мосту людей встретили несколько цепей ОМОНа. Люди их попросту раскидали и продолжили движение вперед. Та же история случилась на Смоленской площади. Люди просто захватывали брошенные омоновцами грузовики и автобусы для того, чтобы ускорить движение. Когда люди, подходя к зданию Дома Советов, проходили мимо здания московской мэрии, оттуда по ним был открыт огонь. Но собравшихся уже ничего не могло остановить. Несколько сотен тысяч человек прорвали блокаду Белого дома. Это было уже настоящее народное восстание. Здания мэрии и гостиницы «Мир» были взяты, над ними были подняты красные флаги. Войска, блокировавшие «Белый дом», разбежались. Немногочисленные омоновцы и солдаты ВВ, захваченные в плен восставшими, поспешили заявить о том, что они поддерживают восставших. На площади у Дома Советов царила атмосфера праздника: ельцинский режим свергнут!

защитники Дома Советов отправляются на Останкино

Как распорядиться этой победой? Начальник штаба обороны Дома Советов А.Крючков предлагал пойти на штурм министерства обороны и Генштаба, которые были практически без охраны. Захват Генштаба сделал бы открытой дорогу к захвату Кремля. Однако министр обороны Дома Советов Ачалов затягивал выполнение этого плана, и, пока тянулось время, и.о. президента Руцкой неожиданно призвал идти на штурм телецентра в Останкино.

Моральное значение захвата Останкино было понятно: люди были выведены из себя той геббельсовской ложью, которая царила на телевидении. Впоследствии сторонники Ельцина открыто признавались, что самым страшным для ельцинского режима было бы получение противниками Ельцина доступа к телевидению. Однако с военно-тактической точки зрения план похода на Останкино был губительным: значительная часть людей уходила на окраину, в противоположную часть города, и существовали большие сомнения, смогут ли восставшие сами включить эфир в случае своей победы. Тем не менее энтузиазм народа был так силен, что как-то воспрепятствовать походу к Останкино был никто не в силах.

К 18-00 3 октября у телецентра Останкино собралось около 150 тысяч человек. В подавляющем большинстве это были мирные люди, не желавшие кровопролития, более того, считавшие себя победителями и представителями законной власти. Руководившие митингом В.Анпилов и А.Макашов обратились к работникам телевидения с призывом предоставить слово народу. Вместо этого те заперли все входы в телецентр. Обстановка постепенно накалялась. Наконец практически одновременно грузовик восставших протаранил вход в телецентр – и тут же засевшие в зданиях телецентра войска спецназа «Витязь» во главе с Лысюком открыли пулеметный огонь по собравшимся людям. Расстрел ельцинскими карателями толпы безоружных людей продолжался и тогда, когда было ясно, что никакой угрозы телецентру не существует. Огонь велся по площади как из всех зданий телецентра, так и из БТРов. Каратели стреляли и по разбегавшимся людям. Под конец БТРы начали ездить по Останкинскому парку и расстреливать всех, кто там пытался скрыться. Всего в Останкино было убито, по официальным данным, 70 человек, сколько на самом деле – неизвестно.

В это время ельцинское телевидение начало вещание из резервной студии на Шаболовке. Произошедшие события преподносили людям так, что будто бы «коммуно-фашисты» штурмуют Останкино. На экран вышли «демократические политики» (Гайдар, Явлинский, Новодворская) и «демократическая творческая интеллигенция (Окуджава, Ахеджакова и т.п.), которые призывали президента стрелять в, как они выражались, «взбунтовавшееся быдло» (образец "творчества" "творческой интеллигенции" можно увидеть, например, здесь). И тогда, и впоследствии проельцинские СМИ изображали события так, как будто именно «штурм» Останкино и послужил причиной для расстрела Верховного совета.

танки расстреливают Дом Советов

Расстрел Верховного Совета. В 16-00 3 октября Ельцин издал указ о введении чрезвычайного положения. Ночью с 3 на 4 октября он собрал в здании генштаба совещание генералов, на котором обсуждали план расправы над защитниками Конституции. Коржаков представил Ельцину своего заместителя Г.Захарова, который предложил план захвата «Белого дома». План этот состоял в том, чтобы вывести на мост напротив «Белого дома» танки и из них открыть огонь по «Белому дому», что должно деморализовать его защитников. Проблемы возникли с исполнителями. Верные Ельцину войска ночью с 3 на 4 октября толпились у московской кольцевой автодороги и не решались вьезжать в Москву. Министр обороны Грачев дал согласие на ввод войск только после того, как Ельцин дал ему соответствующий письменный приказ (характерно, что Ельцин первоначально не хотел давать Грачеву письменного приказа на ввод войск, желая ограничиться устным приказом, чтобы не осталось никаких свидетельств его преступления). Спецназ «Альфа» отказался участвовать в щтурме Дома Советов. Основную роль в расправе над защитниками Конституции сыграли силы МВД (внутренние войска и ОМОН).

Дом Советов днем 4 октября

В 6-45 утра БТРы расстреляли из пулеметов баррикады защитников Конституции у «Белого дома» и захватили первые этажи. Через несколько часов танки вышли на мост вокруг Дома Советов и начали расстреливать его из танковых пушек. Причем экипажи танков отказались участвовать в этом позорном деянии, и исполнителей расстрела ельцинисты нашли на стороне.

В течение нескольких часов соблюдалось относительное затишье: Руцкой все еще надеялся на приход в Москву верных ему частей. Когда стало ясно, что никто из военачальников не вступит в поддержку Верховного Совета (один лишь молодой капитан-лейтенант Игорь Остапенко 4 октября выступил со своей частью в сторону Москвы на защиту Белого дома, но его отряд попал в засаду и был расстрелян на 30-м километре Щелковского шоссе), штурм возобновился с новой силой. ОМОН начал поэтапную зачистку этажей Дома Советов, расстреливая всех, кто там находился.

В этот процесс вмешалась группа спецназа «Альфа», подъехавшая к Дому советов. С ними защитники Конституции договорились о капитуляции. Под защитой «Альфы» люди стали выходить из «Белого дома».

выход защитников Дома Советов

В это самое время начальник ельцинской охраны Коржаков с начальником ГУО Барсуковым в сопровождении группы «Альфа» проникли в «Белый дом» и задержали там всех депутатов. Большинство депутатов обыскивали, после чего отпускали вместе с остальными защитниками Белого дома. При этом были арестованы Руцкой, Хасбулатов, Константинов, Макашов и ряд других руководителей защиты «Белого дома». Их доставили в СИЗО «Лефортово». Через несколько дней за пределами Москвы был арестован В.Анпилов.

Дом Советов вечером 4 октября

После того, как депутатов вывели и «Альфа» ушла, ОМОН начал настоящий беспредел. Многих оставшихся защитников Конституции расстреливали на месте. Тех, кого «Альфа» вывела из Дома Советов, также задержали. Всех, кто носил элементы военной формы, имел при себе членские документы политических организаций или просто чем-либо не понравился омоновцам – выводили на расположенный стадион и там расстреливали, как в Чили во времена Пиночета. Остальных (в том числе многих депутатов) омоновцы отвезли в отделения милиции, где продолжали жестоко избивать. К счастью, сотрудники отделений милиции не были склонны к расправе над защитниками Конституции, поэтому после ухода омоновцев из отделений милиции задержанных стали выпускать. Часть защитников Дома Советов сумели уйти по подземным коммуникациям.

Всю сцену штурма Дома Советов снимал и показывал в прямом эфире (в том числе и по российскому телевидению) американский канал CNN.

Политические силы, участвовавшие в защите Дома Советов. Одной из главных причин поражения защитников Конституции в октябре 1993 года был разнородный характер политических сил, участвовавших в событиях. Находившиеся во главе движения буржуазные лидеры – Руцкой, Хасбулатов, руководство Верховного Совета, руководство Фронта национального спасения (ФНС) – были не против буржуазных реформ вообще, а против лишь их конкретного варианта, осуществлявшегося Ельциным. Достаточно вспомнить, что вплоть до последнего дня 4 октября руководство Верховного совета так и не решилось снять с флагштока Дома Советов власовский триколор. Отсутствие четкой антибуржуазной программы привело к непоследовательности, нерешительности лидеров восстания, и, в конечном итоге, к поражению.

Основную силу в борьбе против ельцинского переворота составили коммунистические организации – «Трудовая Россия», РКРП, РПК, РКСМ, которые проводили наиболее последовательную линию. Понимая, что противостояние идет между буржуазными силами, что Верховный Совет имеет мало общего с Советской властью (хотя в нем еще оставались признаки Советов, например, единство законодательных и исполнительных функций) – тем не менее коммунисты, подобно коммунистам времен антифашистского Сопротивления в Европе, занимали наиболее последовательные позиции и требовали от руководства Верховного Совета более решительных действий. Несмотря на буржуазный характер Верховного Совета, коммунисты защищали буржуазную демократию от буржуазной диктатуры Ельцина.

Немалую часть среди личного состава защитников Конституции занимали и националисты. Среди них очень заметным было и т.н. «Русское национальное единство» (РНЕ) - движение демонстративно фашистского толка. Проельцинские журналисты с удовольствием снимали баркашовцев, чтобы потом создать миф о «коммунофашизме», о том, что «Белый дом защищают фашисты».

Неприглядной оказалась и роль КПРФ. 2 октября 1993 года лидер КПРФ Г.А.Зюганов, выступая по телевидению, призвал своих сторонников «не поддаваться на провокации» и не участвовать в защите Дома Советов. Вызывает удивление сам факт, что его допустили на телевидение в то время, когда оппозиция находилась в жесточайшей информационной блокаде.

Причины поражения защитников Конституции. Почему же народное восстание осенью 1993 года потерпело поражение? Одна из причины была названа – это то, что руководство восстанием находилось в руках буржуазных лидеров, которые не желали выступить против именно капитализма и боялись радикализации масс. Противники Ельцина помнили, что Руцкой и Хасбулатов были в числе тех, кто привел Ельцина к власти, поэтому люди не торопились под их знамена.

Но и коммунистическая оппозиция тоже не избежала многих ошибок чисто тактического характера. Например, после столкновений 1 мая 1993 года (и после октябрьских событий) коммунисты добровольно перешли на положение обороняющейся стороны: мол, «мы мирно шли, никого не трогали, а тут вдруг омоновцы стали нас избивать». В то время как даже буржуазные СМИ, рассказывая о том, как «коммунофашисты жестоко избивают мирных беззащитных омоновцев» невольно изображали коммунистов в более выгодном для масс свете – как решительных людей. Добровольный переход коммунистов на положение обороняющейся стороны является прямым уходом от классических ленинских принципов вооруженного восстания.

Другая причина – это то, что народ воспринял эти события достаточно равнодушно. Значительная часть населения продолжали испытывать какие-то иллюзии в связи с капиталистическими реформами. Еще только начиналась грабительская приватизация – и одни люди надеялись, что в ходе приватизации еще что-то обретут, а другие и всерьез готовились с помощью прихватизации украсть часть общенародной собственности.

С военной точки зрения ошибкой защитников Конституции была переоценка своего влияния на армию. До указа №1400 очень многие командиры обещали, что в случае попыток разгона парламента они выступят в защиту Конституции, но тем не менее практически никто не выступил (хотя даже верные Ельцину войска долго колебались, перед тем как начать карательную операцию). Это ставит вопрос о необходимости найти подходы к работе с силовыми структурами.

В прессе нередко обсуждался вопрос – а что было бы, если бы в 1993 году победили защитники Конституции? Буржуазные и даже некоторые оппозиционные аналитики пытаются убедить нас в том, что при власти Руцкого и Хасбулатова было бы еще хуже, чем в случае победы Ельцина. В качестве обоснования выдвигают такой факт, что впоследствии, в 1996-2000 годах, когда Руцкой получил всю власть в отдельно взятой Курской области, экономика области была развалена, а коррупция расцвела выше некуда. Однако вряд ли следует согласиться с подобными выводами.

Во-первых, в случае победы Руцкого с Хасбулатовым темпы буржуазных реформ сильно замедлились бы (т.к. их социальной базой была номенклатура, недовольная форсированными гайдаровскими реформами и желавшая реформ более медленным темпом). За это время у коммунистов было бы больше времени и возможностей сорганизоваться в силу, способную уничтожить капитализм.

Во-вторых, победа защитников Конституции могла бы привести к подъему движения масс, в результате которого буржуазные лидеры недолго оставались бы во главе движения и были бы вытеснены более радикальными силами. И, наконец, придя к власти при поддержке коммунистов, Руцкой с Хасбулатовым неизбежно вынуждены бы были поделиться властью, что создало бы новые возможности для развертывания борьбы коммунистов.

Инстересную точку зрения опубликовала интернет-газета "Взгляд" в статье, название которой говорит само за себя: "Лукашенко - это Руцкой сегодня". Автор проводит мысль, что система власти, установившаяся в Белоруссии при Лукашенко - это иллюстрация того, что было бы в России в случае победы защитников Конституции в 1993 году

Не забудем! Не простим!

Последующие события. 23 февраля 1994 года Госдума приняла постановление об амнистии участников событий августа 1991 и октября 1993 года, их участники, несмотря на сопротивление Ельцина, были выпущены из тюрьмы и вернулись к политической деятельности.

Коммунисты и патриоты ежегодно 3 и 4 октября проводят массовые акции в память погибших защитников Конституции.

В 1998-1999 годах Государственная Дума РФ, начав процедуру импичмента Ельцину, в число основных обвинений включила и события сентября-октября 1993 года. Сторона обвинения, от имени которой выступал В.И.Илюхин, установила следующее:

«Следующее обвинение в отношении Президента Ельцина - в совершении им тяжких преступлений, связанных с событиями сентября - октября 1993 года, когда Президентом и его окружением были разогнаны законодательные органы: Съезд народных депутатов Российской Федерации и Верховный Совет. Их полномочия были захвачены Ельциным. Одновременно Президент объявил о прекращении действия Конституции Российской Федерации. По его указанию граждане страны, вставшие на защиту Конституции и законодателей, были расстреляны в Доме Советов, рядом с ним и в других местах города Москвы.

В данных деяниях мы усматриваем признаки тяжких преступлений, предусмотренных статьями 64, 70, 102 УК РСФСР, а также частью второй статьи 171 УК РСФСР. Ныне ответственность за указанные преступления предусмотрена статьями 278, 280, 105 и частями 2 и 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Захват власти высших законодательных органов и народных депутатов страны был начат обнародованием Ельциным 21 сентября 1993 года Указа N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", а затем продолжился в совершении им иных противоправных деяний.

Мы напоминаем, что глава 13/1 действовавшей на тот момент Конституции страны не наделяла Президента полномочиями по запрету деятельности органов законодательной власти, приостановлению или отмене самой Конституции и законов. Вообще, факт просто вопиющий, когда одно лицо отменяет Конституцию. Несмотря на это, Ельцин указом N 1400 прекратил деятельность Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета.

Вот только некоторые положения данного указа. Пункт 1 гласит: "Прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации". И далее: "Конституция Российской Федерации, законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему Указу". Даже монархи не позволяли подобного, того, что позволил господин Ельцин. Пунктом 3 предписывалось "ввести в действие Положение о федеральных органах власти. на переходный период".

Одновременно заметим, что Президент поставил ультиматум и Конституционному Суду. В пункте 10 указа N 1400 было записано: "Предложить Конституционному Суду Российской Федерации не созывать заседания до начала работы. Федерального Собрания Российской Федерации". По сути дела, Президент отменил деятельность и третьей ветви власти в Российской Федерации - судебной власти.

С 22 сентября 1993 года по распоряжению Ельцина правительством и мэрией города Москвы началось блокирование здания Верховного Совета. Депутаты не пропускались на свои рабочие места. Дом Советов был оцеплен милицией, блокирован грузовыми автомобилями, огорожен колючей проволокой (спиралью Бруно), применение которой запрещено международными конвенциями. В здании Верховного Совета по указанию мэрии Москвы был отключен свет, туда перестали подавать воду.

Я особо подчеркиваю, что с момента издания указа N 1400 граждане России стали находиться в состоянии необходимой обороны, или крайней необходимости, в отношении вероломства и преступных деяний Президента, которые освобождают сторонников и защитников существовавшей в то время Конституции от ответственности за деяния, совершенные ими по пресечению ельцинского насильственного захвата власти.

Однако выступления граждан Российской Федерации, вышедших на улицы столицы в поддержку Съезда и Верховного Совета, жестоко подавлялись. Не вдаваясь пока в оценку событий, произошедших 3 - 4 октября 1993 года, мы считаем, что только изданием и обнародованием указа N 1400, направленного на прекращение деятельности законодательной, судебной власти, присвоение себе их полномочий, объявление Конституции, законов недействующими и установление новой, не предусмотренной законами структуры органов власти, а также разгоном существовавших в тот период органов власти Ельцин совершил тяжкое преступление, предусмотренное статьей 64 Уголовного кодекса Российской Федерации, в форме заговора с целью захвата власти. Эти деяния не декриминализированы новым Уголовным кодексом.

Мы отмечаем, что в заговоре вместе с Ельциным участвовали члены правительства и руководители ряда министерств и ведомств, мэрия города Москвы, беспрекословно выполнившие распоряжение Президента, а также лица, подготовившие проект указа Президента. Мы не хотим сегодня называть фамилии, потому что их деяния будут предметом других исследований, в этом я глубоко убежден. -

Верховный Совет Российской Федерации 22 сентября 1993 года своим постановлением оценил действия Президента как государственный переворот. Днем раньше Президиум Верховного Совета Российской Федерации на основании статьи 121/5 Конституции Российской Федерации, дав такую же оценку действиям Президента, прекратил его полномочия.

Напомним положение статьи 121/6 "Полномочия Президента РСФСР не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РСФСР, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти". В противном случае они прекращаются немедленно, что и было сделано.

21 сентября 1993 года Конституционный Суд признал указ N 1400 неконституционным и усмотрел в действиях Президента основания для отрешения Бориса Ельцина от должности и для введения в действие специальных механизмов его ответственности в порядке статей 121/6 121/10 Конституции Российской Федерации.

В указе N 1400 Президент достаточно много упоминает о том, что якобы Верховный Совет оказывал прямое противодействие социально-экономическим реформам. Подобные упреки со стороны Бориса Ельцина известны и депутатам Государственной Думы. За ними Президент пытается скрыть собственную несостоятельность как главы государства и свои претензии на неограниченную власть. В то же время уже известно всем, к каким результатам, последствиям для России и народа привел ельцинский курс социально-экономических реформ. Его действительно надо было" еще тогда пресечь, чтобы страна не находилась в нынешних условиях: в руинах, с миллионами нищих, безработных и голодающих, на грани выживания.

После прекращения полномочий Президента, о чем в соответствии со статьей 121/6 Конституции России объявил 21 сентября 1993 года Президиум Верховного Совета Российской Федерации (а его решение 22 сентября подтвердил и Верховный Совет, затем - Съезд народных депутатов), мы считаем, Борис Ельцин, блокировав деятельность высших законодательных органов, насильственным путем захватил и власть Президента Российской Федерации, ибо после отрешения в России не было Президента.

Встретив сопротивление народных депутатов Российской Федерации, российских граждан, выступивших в защиту Конституции, Борис Ельцин совместно с другими заговорщиками прибегли к военной силе. В столицу страны, в Москву, были введены воинские подразделения и бронетехника. Утром 4 октября войска начали кровавый штурм Дома Советов. Накануне штурма Ельцин провел совещание в здании Генерального штаба Вооруженных Сил, на котором присутствовали Председатель Правительства Черномырдин, глава Администрации Президента Филатов, мэр города Москвы Лужков, руководители Министерства обороны, МВД, спецслужб. На этом совещании, не встретив никаких возражений со стороны присутствующих, Ельцин лично отдал приказ о проведении штурма, об использовании против Дома Советов танков и иной бронетехники.

В результате варварского расстрела, по официальным данным Генеральной прокуратуры, вокруг здания Дома Советов погиб 101 человек, из них 77 гражданских лиц и 24 военнослужащих Министерства обороны и МВД Российской Федерации. По тем же официальным сведениям, в районе телецентра "Останкино" погибли 46 человек, из них 45 гражданских лиц и один военнослужащий. Со следами истязаний и расстрелянными были найдены у Дома Советов 27 человек, убит разрывной пулей в живот один человек, ранены и добиты штыками три человека. Среди пострадавших - пять женщин (из числа участвовавших в защите Конституции лиц), которые ко всему прочему были подвергнуты сексуальному насилию со стороны штурмовавших Дом Советов работников силовых структур, и одна из них после получения тяжелой физической и душевной травмы покончила жизнь самоубийством. Все это дает право говорить о совершении Ельциным не просто преступлений против личности, а преступлений против человечности, на которые не распространяются сроки давности и амнистия. В числе погибших, еще раз напомню, юноши и девушки, не достигшие совершеннолетия.

Как следует из официальных сообщений прокуратуры, из оружия, имевшегося у охраны Дома Советов, у лиц, участвовавших в защите Конституции в октябрьских событиях около здания Верховного Совета, у телецентра "Останкино", не был убит ни один человек.

Ельцинские защитники разных мастей наперебой Твердят, что деяния сентября - октября 1993 года не могут служить основанием для его отрешения от должности, так как они якобы были амнистированы постановлением Госдумы "Об объявлении политической и экономической амнистии" от 23 февраля 1994 года N 65-1 ГД. Данные утверждения несостоятельны по многим основаниям, о которых подробно говорил Вадим Донатович Филимонов. Я сошлюсь на некоторые из них.

Во-первых, положения статьи 93 Конституции России не связывают процедуру отрешения Президента с изданием акта об амнистии, с иными обстоятельствами и условиями, не указанными в основном законе, а лишь требуют установления наличия в деяниях Президента признаков тяжкого преступления или совершения государственной измены. Следует отметить, что акт амнистии освобождает виновное лицо от наказания, но не декриминализирует само преступное деяние.

Во-вторых, в пункте "в" части первой постановления об амнистии, я повторюсь, записано, что от наказания освобождаются лица, привлекаемые к уголовной ответственности за участие в событиях 21 сентября - 4 октября 1993 года в городе Москве, связанных с изданием указа Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года, и противодействие его реализации.

Таким образом, амнистия освободила от ответственности лиц за участие в событиях, связанных с изданием указа, но не освободила от этой ответственности Президента за само издание антиконституционного, преступного указа, с которого и начался насильственный захват власти.»


Комиссия Госдумы по импичменту (председатель – депутат В.Д.Филимонов) признала обоснованным это обвинение, придя к следующему выводу:


«Рассматривая обоснованность этого обвинения, комиссия установила следующее.

Первое. 21 сентября 1993 года Президент Ельцин издал и обнародовал Указ N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", в котором постановил прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов и Верховным Советом Российской Федерации. Одновременно он отменил действие Конституции РСФСР, законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в части, противоречащей названному указу.

Издавая указ N 1400 и предприняв действия по его выполнению, Президент Ельцин организовал и осуществил государственный переворот. При этом он осуществил захват государственной власти, принадлежавшей Съезду народных депутатов и Верховному Совету Российской Федерации, а также превышение властных полномочий.

Издав указ N 1400 и другие антиконституционные акты, принятые в его развитие, Президент Ельцин вышел за пределы полномочий, установленных действовавшими в то время Конституцией РСФСР и Законом РСФСР "О Президенте РСФСР". Им грубо нарушены статья 121/6 Конституции РСФСР и статья 6 Закона РСФСР "О Президенте РСФСР", которые устанавливали, цитирую: "Полномочия Президента РСФСР не могут быть использованы для... роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти". Он нарушил статью 121/8 Конституции РСФСР, в которой сказано, цитирую: "Указы Президента Российской Федерации не могут противоречить Конституции и законам Российской Федерации. В случае противоречия акта Президента Конституции, закону Российской Федерации действует норма Конституции, закона Российской Федерации".

Второе. Осуществляя захват государственной власти, принадлежащей Съезду народных депутатов и Верховному Совету Российской Федерации, Президент Ельцин использовал вооруженную силу, результатом чего явились многочисленные человеческие жертвы, нанесенные гражданам телесные повреждения, унизительное обращение с ними. Тем самым он совершил действия, содержащие признаки по меньшей мере еще двух тяжких преступлений: превышение власти, сопряженное с насилием, с применением оружия, оскорбляющие личность и достоинство потерпевшего действия и умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах.

О кровавых последствиях действий Президента, об унизительном обращении с теми, кто находился в Белом доме и защищал его, с болью в сердце говорили на заседаниях комиссии бывшие народные депутаты РСФСР Решульский, Хасбулатов, а также председатель комиссии Государственной Думы по расследованию событий сентября - октября 1993 года Астраханкина.

Комиссия пришла к выводу, что противоправный характер всех вышеуказанных действий Президента Ельцина подтверждается не только уже отмеченными обстоятельствами, но и постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 22 сентября 1993 года "Об Указе Президента Российской Федерации N 1400 от 21 сентября 1993 года "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", оценившим действия Президента Ельцина как государственный переворот. Такой вывод следует из заключения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года (название длинное) "О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина, связанных с его Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 года N 1400 и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года". В этом документе перечисленные выше действия Президента признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации и служащими основанием для отрешения его от должности.

Наконец, противоправный характер поведения Президента Ельцина определяется еще и тем, что оно противоречило прямо выраженной воле народа, который на всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года конституционным большинством голосов высказался против досрочного прекращения полномочий Съезда народных депутатов Российской Федерации.

Комиссии было важно выяснить вопрос, имеющий большое значение для юридической квалификации действий Президента: кто в октябре 1993 года отдал приказ о применении вооруженной силы, повлекший многочисленные человеческие жертвы при штурме Белого дома? Она получила на него ответ при опросе свидетелей этих событий: Коржакова (в то время руководителя Отдела безопасности Президента), Сорокина (в то время заместителя командующего Воздушно-десантными войсками, одного из участников штурма Белого дома), Захарова (в то время заместителя начальника Отдела безопасности Президента, автора плана штурма Белого дома). Согласно их показаниям, такой приказ в письменной форме был дан по требованию тогдашнего министра обороны Грачева самим Президентом.

Комиссию интересовал также вопрос о степени ответственности Президента за те последствия, которые наступили в результате событий сентября - октября 1993 года. Часто приходится слышать утверждения, что в происшедшем в равной мере виноваты все стороны - и Президент, и Верховный Совет, и те, кто его защищал. Комиссия с этим не согласилась. На основе изучения последовательности событий, документов и тех показаний, которые были даны выступившими перед ней свидетелями, она пришла к выводу, что первым, кто нарушил Конституцию и совершил противоправные действия, был Президент Ельцин.

Трагические события того времени начались с издания им своего указа N 1400. Поступки тех, кто противостоял реализации этого указа, были совершены в состоянии необходимой обороны и соответствуют статье 13 Уголовного кодекса РСФСР (ныне статья 37 УК Российской Федерации). Они как действия, направленные на защиту государственных и общественных интересов, не могли и не могут считаться преступными.

Специальное внимание комиссия уделила рассмотрению вопроса о возможности освобождения Президента Ельцина от уголовной ответственности по амнистии. Комиссия пришла к выводу, что постановление Государственной Думы от 23 февраля 1994 года об объявлении политической и экономической амнистии не препятствует рассмотрению вопроса о выдвижении обвинения против Президента.

В соответствии с этим постановлением амнистия распространялась не на всех участников событий сентября - октября 1993 года, а лишь на привлеченных к ответственности за участие в событиях, причем лишь связанных с изданием Указа N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации". Между тем российское уголовное законодательство проводило и проводит в настоящее время четкое различие между организацией преступления и участием в нем (статьи 72, 77, 79 Уголовного кодекса РСФСР, а также статьи 210, 212 Уголовного кодекса Российской Федерации и другие). Оно предусматривает более строгую ответственность за организационную деятельность, чем за простое участие в совершении преступления. В связи с этим само издание указа N 1400, как и сам приказ о применении Вооруженных Сил для прекращения деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, не может рассматриваться как простое участие в событиях, связанных с указом N 1400. Это должно рассматриваться как действия по организации этих событий.

Но это еще не все, Пунктом первым постановления об амнистии предписывалось (цитирую): "прекратить все дела, находящиеся в производстве следователей, и дела, не рассмотренные судами, в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности". Президент Ельцин, как известно, к уголовной ответственности не привлекался, и поэтому его действия актом амнистии охватываться и не могли.

На основании всего вышеизложенного комиссия пришла к выводу, что в действиях Президента Ельцина, совершенных им в сентябре - октябре 1993 года, содержатся признаки следующих преступлений: заговора с целью захвата власти (статья 64 УК РСФСР, статья 278 УК Российской Федерации); превышения власти или служебных полномочий, сопряженного с насилием, применением оружия, мучительными оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями (часть вторая статьи 171 УК РСФСР, часть 2 и часть 3 статьи 286 УК Российской Федерации);

умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах (пункты "в", "д", "з", "н" статьи 102 УК РСФСР, пункты "а", "б", "е", "ж" статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации). Основанием для признания в действиях Президента признаков умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах послужила норма международного уголовного права, которая действует со времени международного трибунала над немецко-фашистскими преступниками и которая ныне закреплена в статье 42 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии с этой нормой лицо, отдавшее приказ, несет ответственность за преступления, совершенные во исполнение этого преступного приказа. Поэтому, когда говорят: "На каком основании вы предлагаете привлекать лицо к ответственности? Ельцин сам лично никого не убивал"... Да, не убивал, конечно, но он отдал приказ, который предусматривал убийство людей.

Таким образом, комиссия признала выдвижение указанного обвинения против Президента Российской Федерации обоснованным и рекомендовала Государственной Думе принять соответствующее постановление»

Из 450 депутатов Госдумы 263 (т.е. более половины) проголосовали за то, чтобы признать Ельцина виновным по этой статье. Но это голосование имело лишь моральное значение. Народный трибунал над преступной группой во главе с Ельциным еще предстоит.

В продолжение темы:
Полный список народных депутатов РСФСР (с указанием их поведения в сентябре-октябре 1993 года)
C.Черняховский. В чем был прав Ельцин (к очередной годовщине событий 1993 года)
Нелегальный листок РКРП, выпущенный после расстрела Верховного Совета
Откровения Е.Т.Гайдара о событиях октября 1993 года

На главную