§ 33. Коммунистическое движение в 1994-95 годах.

Выборы в Госдуму

Захват КПРФ контроля над левым движением. Как уже говорилось, КПРФ в 1993 году была создана как партия переждавшей номенклатуры, деятели которой в 1991 году разбежались, а через пару лет, когда оказалось, что в “демократической” России разрешают быть коммунистами, тут же решили “восстановиться” в партии. После событий октября 1993 года РКРП была запрещена, другие компартии были также ослаблены, им режим запретил участвовать в выборах в Госдуму. Зато КПРФ в награду за “хорошее” поведение была допущена к выборам-1993 и после относительно успешных для себя выборов получила доступ к парламентским возможностям и значительно усилилась по сравнению с другими партиями. Теперь КПРФ уже не устраивала роль “одной из компартий”, и она начала позиционировать себя как единственная партия на левом фланге.

В начале 1994 года КПРФ объявила “перерегистрацию членов КПСС”. Если РКРП, ВКПБ, РПК, СК в 1991 году создавались как новые партии, в которые люди вступали по своим убеждениям, то КПРФ обратилась ко всем “переждавшим” членам КПСС с призывом не вступать в партию, а просто “перегистрироваться” - то есть период с 1991 по 1994 год, в течение которого эти люди выжидали, засчитывался как партийный стаж. Таким образом численность КПРФ в 1994 году достигла численности 500 тысяч человек (для сравнения – численность крупнейшей из компартий – РКРП – на тот период находилась в интервале от 50 до 100 тысяч человек).

В дальнейшем КПРФ стала пытаться вытеснить радикальную оппозицию с улицы. 1 мая 1994 года КПРФ впервые не пожелала входить в общий оргкомитет демонстрации под руководством “Трудовой России”, а провела параллельную демонстрацию. Количество участников каждой из демонстраций оказалось примерно одинаковым. После этого КПРФ стала проводить уличные акции либо самостоятельно, не снисходя до союзников, либо “разрешая” другим организациям присоединяться к своим акциям.

В течение 1994 года КПРФ захватила в свои руки контроль над массовыми организациями – молодежными, женскими и рабочими.

В конце августа 1994 года проходил второй Съезд РКСМ, который тогда фактически считался молодежной организацией при РКРП. Однако по итогам Съезда “неожиданно” оказалось, что РКСМ попал под влияние КПРФ – причем это оказалось результатом не только того, что КПРФ взяла под свой контроль многие региональные организации, но и потому, что начало перерождаться и руководство РКСМ во главе с И.Маляровым, который, формально еще оставаясь в РКРП, фактически перешел под влияние КПРФ, в 1995 году и вступил туда.

Аналогичный маневр произошел и на состоявшемся в октябре 1994 года Съезде рабочих. КПРФ путем разных бюрократических интриг захватила контроль над Съездом, другие его участники с этим не согласились (например, делегация РКРП даже покинула Съезд), и с тех пор “советы рабочих” оказались разведены по партийным квартирам и из организаций, претендующих на власть (как призывала выдвигавшаяся тогда Конституция авторства Слободкина) превратились лишь в группу поддержки каждой из партий.

В конце 1994 года КПРФ объявила о создании “Всероссийского женского союза” под своим руководством во главе с А.Апариной, невзирая на то, что уже существовала аналогичная организация – “Конгресс советских женщин” по руководством РКРП и “Трудовой России” во главе с Н.Белокопытовой.

Так, путем расколов и бюрократических интриг, КПРФ сумела добиться своего господства на левом фланге политического поля.

Разногласия между различными партиями. Создание Роскомсоюза. Основная линия противоречий между левыми организациями в 1994-95 годах шла по линии между КПРФ и более левыми партиями. Основное расхождение, помимо негативного отношения коммунистов к упомянутым шагам КПРФ, лежало в идеологической плоскости и сводилось в первую очередь к вопросу о том, каким должен быть будущий социализм. КПРФ выступала за парламентские формы борьбы, за длительный переходный период по образцу нэпа, за “многоукладную” (или, как выражались оппоненты, “многоукрадную”) экономику. Состоявшийся в январе 1995 года III Съезд КПРФ утвердил новую программу партии, которую в РКРП назвали “энциклопедией оппортунизма”. Съезд КПРФ официально отказался от использования лозунга “Пролетарии всех стран, соединяйтесь”, заменив его на “Россия, труд, народовластие, социализм”.

Официальной политикой КПРФ по отношению к другим партиям был такой: “давайте сначала объединимся (естественно, под контролем КПРФ), вместе скинем режим, а меж собой разберемся потом”. Потребовалось еще немало времени, чтобы понять, что в скидывании режима КПРФ не заинтересована.

В свою очередь, остальные компартии стали консолидироваться на базе отрицательного отношения к оппортунизму КПРФ. В декабре 1993 года РКРП, РПК, ВКПБ, СК и Ленинская платформа в КПРФ заключили соглашение о бойкоте проходивших тогда выборов и об объединении усилий в совместных действиях. В июле 1994 года это соглашение переросло в создание Роскомсоюза – координирующего органа для совместных действий коммунистических организаций. Выяснилось, что основные идейные принципы всех названных организаций практически совпадают.

Отношения между радикальными левыми силами. Однако, несмотря на сходство идейных позиций, слияния партий Роскомсоюза в одну коммунистическую партию не вышло. Внутри Роскомсоюза постоянно возникали конфликты – как между организациями, так и внутри каждой из организаций. Так, например, на границе 1994-1995 годов очень непримиримую позицию заняла ВКПБ Н.Андреевой. Если КПРФ выдвинула установку “единственная коммунистическая партия – это КПРФ, а все остальные – не партии, то ВКПБ выдвинула лозунг “единственная коммунистическая организация – это ВКПБ, а все остальные – не коммунисты”. Основной удар своих СМИ ВКПБ обрушила на РКРП, обвиняя РКРП в том, что будто бы РКРП выступает за анархо-синдикализм, то есть за собственность трудовых коллективов на предприятия (так ВКПБ истолковывала принцип Программы РКРП о построении Советской власти начиная с трудовых коллективов), Вместо этого, утверждала ВКПБ, должна быть официально закреплена руководящая роль партии, под которой имелась в виду именно ВКПБ. В ряде регионов организации ВКПБ пытались с переменным успехом перехватить из рук РКРП руководство массовыми организациями. Конфликт кончился расколом в самой ВКПБ: исключенный из этой партии А.Лапин созвал “чрезвычайный Съезд ВКПБ”, провозгласил отстранение Н.Андреевой от должности генсека и создание нового руководства. Сторонники Н.Андреевой такое решение не признали. Так на месте одной ВКПБ образовалась две партии с таким названием (впоследствии партия Лапина взяла себе аббревиатуру ВКП(б)). Примерно в то же время от ВКПБ откололась активная группа молодежи во главе с А.Плево, создавшими организацию под названием ВКРРГБ.

Впрочем, таких отколов не избежала ни одна из организаций. Еще в конце 1993 года функционеры РКРП М.Попов и В.Долгов захватили в свои руки большинство в Оргбюро ЦК РКРП и самовольно переименовали РКРП в партию с такой же аббревиатурой – РКРП – но с другой ее расшифровкой (“Рабоче-крестьянская российская партия”, т.е. из названия партии было убрано слово “коммунистическая”). Однако подавляющее большинство РКРП не согласилось с таким переворотом, и на III Съезде РКРП в декабре 1993 года РКРП сохранилась как партия коммунистической направленности, в РКРП была введена должность первого секретаря (до этого там было несколько равноправных секретарей), и эту должность занял В.А.Тюлькин. Тем не менее и партия Попова-Долгова существовала в течение еще длительного времени. Сначала ее называли РКРП-2, потом она существовала под аббреавиатурой РКрРП.

В середине 1995 года произошел раскол с Союзе Коммунистов (СК). Ее руководство во главе с А.Пригариным переименовало партию в РКП-КПСС, а несогласная с этим часть партии откололась и сохранила старое название. Таким образом, в 1994-95 годах был запущен процесс дробления левого фланга коммунистического движения, приостановить который удалось лишь в 2001 году, когда объединение РКРП и РПК в единую партию положило начало консолидации сил коммунистов.

Что характерно, что все разногласия между разными партиями – как между КПРФ и Роскомсоюзом, так и, например, между ВКПБ и РКРП – сводились в первую очередь к вопросу о том, как должен выглядеть будущий социализм. Вопрос же о путях перехода к будущему социализму стыдливо замалчивался всеми спорящими сторонами. Наиболее внятно тогда программу перехода к социализму изложил В.И.Анпилов в 1994 году: по его мнению, социализм должен быть установлен путем всероссийской политической стачки. Анпилов тогда даже назначил ее дату: на 21 сентября 1994 года. Это, естественно, закончилось неудачей. Однако интересно отметить, что тогда, в 1994 году, коммунисты не боялись говорить о сроках революции и считали ее делом близкого будущего – где-то в течение одного года. Состоявшийся в декабре 1994 года IV Съезд РКРП одобрил идею всероссийской политической стачки, включив ее подготовку в партийную программу, но при этом поостерегся говорить о сроках. В рамках конкретизации этого плана Съезд РКРП решил направить основные силы на работу по организации рабочего движения – этим самым РКРП первой из всех левых партий заявила о себе не как о партии левоконсервативной или “советско-традиционалистской”, а как о партии классовой. Тот же Съезд РКРП значительно конкретизировал и программу-максимум коммунистов – построение коммунизма.

Большим событием в коммунистическом движении в 1994 году стала газета РКСМ “Бумбараш-2017”. Эта газета была основана еще в 1991 году, но в первые три года своего существования она мало чем отличалась от других левых изданий. Однако начиная с 1994 года эта газета приобрела особое неповторимое лицо, открыто заговорив о необходимости совершения вооруженной революции и совершения коммунистических преобразований в кратчайшие сроки. Газета “Бумбараш” рассказывала о передовом опыте революционных и освободительных движений в зарубежных странах (что скрывалось как в советские, так и “демократические” времена). Благодаря новому имиджу газета приобрела популярность у коммунистической молодежи. Во время нарастающего перерождения маляровского руководства РКСМ именно газета “Бумбараш” послужила центром консолидации революционного крыла в комсомоле, на базе которого впоследствии и возник РКСМ(б). В январе 1995 года под эгидой газеты “Бумбараш” была проведена молодежная научно-практическая конференция “Новый революционный коммунизм”, где было высказано много ценных предложений об идеологии, программе, стратегии и тактике коммунистического движения. К сожалению, “взрослых” коммунистов всё это не заинтересовало: в начале 1995 года стало ясно, что в конце года состоятся новые выборы в Госдуму, а на лето 1996 года были намечены выборы президента. И поэтому большинство оппозиционеров взяли ориентацию на парламентский путь к социализму.

Конечно, все коммунисты были знакомы с марксистско-ленинской теорией, утверждающей, что парламентский путь к социализму невозможен. Но многие думали, что именно это и есть то, что Ленин называл “крайне редкой и крайне ценной возможностью”, что ситуация 1995 года и является тем самым редким исключением, когда можно взять власть мирным путем.

Надо сказать, некоторые основания для оптимистических прогнозов относительно результатов выборов были. Правящий режим так и не сумел обеспечить обещанное “всеобщее благоденствие” в результате реформ, наоборот, экономика всё более и более разваливалась. “Маленькой победоносной войны” в Чечне не получилось, наоборот, летом 1995 года грянули события в Буденновске. Пьянство Ельцина и коррумпированность его окружения стали общеизвестны. Рейтинг Ельцина исчислялся единицами процентов. И действительно, очень многие люди были готовы голосовать за коммунистов и их успех на предстоящих думских выборах предсказывался всеми.

Выборы-1995. Выборы в Госдуму были намечены на 17 декабря 1995 года. В рамках подготовки к ним Ельцин постановил создать “двухпартийную систему” из “правоцентристской” партии во главе с премьер-министром Черномырдиным и “левоцентристской” партии во главе со спикером Госдумы Рыбкиным. В рамках реализации этой директивы был создан блок “Наш дом Россия” (НДР) во главе с Черномырдиным (блок Рыбкина тоже был создан и участвовал в выборах, но раскрутить его не вышло и он получил какие-то доли процента). Говорят, после создания НДР Черномырдин в сердцах воскликнул: “Как ни создаем партию власти, всё равно КПСС получается!”. И, действительно, при создании НДР были использованы все самые худшие черты КПСС: в НДР заставляли вступать всех министров и губернаторов, им раздавались директивы на обеспечение “нужного” процента голосов. При сборе подписей и агитации за НДР широко использовался административный ресурс. Впоследствии те же технологии более успешно применялись и при создании следующих партий власти: “Отечества”, “Единства”, “Единой России”. Однако тогда даже такой пиар мало помогал: люди переделывали название “Наш дом - Россия” как “Наш дом – Газпром” (учитывая происхождение Черномырдина), “Наш дом минус Россия, “Ваш дом – тюрьма” и т.п. Основным агитационным плакатом НДР был плакат, на котором Черномырдин складывал ладони домиком и внизу была надпись: “Если дорог тебе твой дом…”. В ответ на это народ выдумал поговорку: “Если дорог тебе твой дом – не держи Черномырдина в нем!”

Кроме НДР, на правом фланге было также много партий “демократической” направленности: “Выбор России” Гайдара, “Яблоко” Явлинского, “ПРЕСС” Шахрая, “Вперед Россия” Б.Федорова, “Общее дело” Хакамады, “Партия экономической свободы” Борового и пр. Было также много мелких блоков, спекулировавших на теме патриотизма (из них наиболее известен “Конгресс русских общин”, где в первую тройку входили Ю.Скоков, А.Лебедь и С.Глазьев, а учредителем его был Д.Рогозин). Были и совершенно нелепые избирательные блоки, типа “блок Джуны” или “блок работников ЖКХ”.

Что касается ситуации на левом фланге, то еще летом 1995 года ЦК РКРП обратился к руководству КПРФ с предложением о создании общего предвыборного списка. КПРФ, формально согласившись, сопроводило это совершенно неприемлемыми требованиями, поэтому блок РКРП и КПРФ не получился. В августе 1995 года РКРП, РПК, РКП-КПСС, “Трудовая Россия” и ОФТ сформировали избирательный блок “Коммунисты, Трудовая Россия – за Советский Союз” (в избирательном бюллетене он получил номер 36). Были попытки сформировать и иные блоки коммунистической ориентации: например, блок “Союза коммунистов” Степанова и Маркова с ВКПБ Лапина, или блок “Наше будущее” во главе с С.Умалатовой. Однако в избирательный бюллетень они не попали – собрать нужное количество подписей они не смогли, института денежных залогов тогда еще не было, а политтехнологи правящего режима в то время были еще достаточно неопытные и не додумались до махинаций по “размыванию” левого фланга, осуществленных ими на следующих выборах 1999 года. Итак, в бюллетене было 2 избирательных блока коммунистической направленности: КПРФ (блок №25) и “Коммунисты, Трудовая Россия – за Советский Союз” (блок №36). Всего же в избирательном бюллетене было 43 избирательных объединения.

На состоявшихся 17 декабря выборах 5%-й барьер сумели набрать только 4 блока. Первое место – 22% - получила КПРФ, почти в 2 раза меньше – партия власти НДР, на третьем месте была ЛДПР В.Жириновского, и, наконец, на четвертом месте – “Яблоко” Явлинского. Сенсацией выборов стали, с одной стороны, позорный провал “Выбора России” Гайдара и Аграрной партии, так и неожиданный успех блока №36. Соцопросы давали ему не более 1%, однако после первых же подсчетов голосов коммунистический блок оказался в числе реальных кандидатов на преодоление 5%-го барьера. Сразу же после этого в Центризбиркоме начались странные поломки компьютера, в течение нескольких дней данные блока №36 балансировали в пределах от 4 до 5%, в конце концов Центризбирком дал окончательную цифру 4,53%. По одномандатным округам от блока №36 прошел только один кандидат – начальник смены Ленингрдской АЭС В.Ф.Григорьев. Всего коммунистический электорат (с учетом левопатриотических блоков “Власть – народу” и Аграрной партии) составил 32%. В Госдуме фракция КПРФ составила 149 депутатов из 450, а с союзниками – 222 из 450, т.е. 49%. Поскольку противники коммунистов (фракции НДР, “Яблоко”, ЛДПР и составленная из буржуазных одномандатников группа “Российские регионы” были разрознены и редко когда могли договориться между собой), получилось так, что после выборов 1995 года левые силы взяли Госдуму под свой контроль.

На главную