2014 год: начало новой эпохи революций?

 

До конца 2013 года политическая жизнь практически во всех странах постсоветского пространства проистекала весьма скучно и уныло: раз в 4-5 лет в бывших союзных республиках проходили очередные парламентские или президентские выборы, на которых менялись (или, чаще, не менялись) представители власти, и какая-либо иная форма политической борьбы, кроме участия в выборах, была никому из «серьёзных политиков» не интересна и считалась уделом маргиналов. Точнее, непрерывно происходила замена конкретных персоналий во власти, но в целом политическая система оставалась неизменной. Занятия «политических элит» в период между выборами сводились лишь к трём пунктам: 1) проводили «непопулярные, но назревшие реформы» (этой фразой в буржуазных изданиях называли антисоциальные либеральные реформы); 2) воровали; 3) готовились к следующим выборам. Революционный путь изменения власти преподносился как навсегда ушедший в историю. Короткий революционный подъём в России конца 2011-начала 2012 годов был, казалось бы, окончательно подавлен. К концу 2013 года официальная путинская пропаганда уже стала всерьёз говорить о возможности восстановления монархии.

Видимо, уже не опасаясь усиления оппозиции, Путин в декабре 2013 года проявил «милость» и объявил амнистию, под которую, помимо прочего, попали часть участников событий 6 мая 2012 года и осужденные по делу «Pussy Riot». Отдельным путинским указом был помилован отсидевший уже 10 лет олигарх Ходорковский.

 

Олимпийские игры в Сочи. 7 февраля 2014 года в Сочи открылись очередные зимние Олимпийские игры. Это событие преподносилось как вершина всей путинской политики: на протяжении предыдущих 7 лет именно предстоящая в 2014 году зимняя Олимпиада в Сочи преподносилась как главная цель существования страны, чуть ли не как в советские времена построение коммунизма.

Благодаря беспрецедентным мерам безопасности игры прошли на высоком уровне, без инцидентов. С погодой тоже проблем не было – раздававшиеся в течение предыдущих 7 лет шутки про «зимнюю Олимпиаду в курортной зоне» оказались не актуальны. Результат игр тоже оказался успешным для России – после первых поражений постепенно росло количество медалей, и, наконец, в последний день перед закрытием игр 23 февраля 2014 года команда России вышла на первое место в командном зачёте.

Естественно, официальная пропаганда широко использовала спортивные успехи России для возвеличивания Путина, якобы это заслуга его, а не спортсменов. Спортивные победы преподносились как повод для «сплочения всех без исключения политических сил». Официальные СМИ не стеснялись писать дословно следующее: «рейтинг Владимира Путина значительно вырос в результате побед на Олимпиаде и внешнеполитических успехов Владимира Путина на Украине» (под «внешнеполитическими успехами на Украине» имелось в виду то, что в январе 2014 года Путин, спасая идущий ко дну режим украинского президента Януковича, заключил с ним соглашение о предоставлении кредита в 15 млрд долларов, в т.ч. 3 млрд – прямо сейчас, что должно было помочь Януковичу выиграть намеченные на начало 2015 года выборы президента Украины). О нелепости подобных пропагандистских изысков говорит то, что, например, даже советскому агитпропу времён «застоя» не пришло бы в голову  писать что-то типа «рейтинг Леонида Брежнева сильно вырос в результате побед на московской Олимпиаде и внешнеполитических успехов в Афганистане».

Однако радость от победы на Олимпиаде Путину испортили события, происходящие на Украине.

 

Украина в 2014 году. Ещё на церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи 7 февраля 2014 года украинский президент Янукович присутствовал на церемонии открытия игр и махал украинским жёлто-голубым флагом, как глава государства, которому ничего не угрожает. В центре Киева продолжал стоять «майдан», появившийся там ещё в ноябре 2013 года после отказа Януковича от интеграции с Евросоюзом, периодически устраивавший столкновения с милицией, но, казалось бы, не претендующий всерьёз на власть. К тому времени лидирующие позиции на Майдане заняла появившаяся в январе 2014 года организация под названием «Правый сектор», придерживающаяся откровенно фашистской бандеровской направленности. В феврале 2014 года в западных областях Украины под водительством боевиков «Правого сектора» начались захваты административных зданий, то есть начался прямой бандеровский переворот. 20-21 февраля в центре Киева состоялись массовые беспорядки, приведшие к гибели около 100 человек. 21 февраля 2014 года Янукович подписал соглашение с лидерами бандеровских фракций в Верховной Раде о своём согласии на досрочные президентские выборы в конце 2014 года. Однако уже на следующий день он сбежал и в течение нескольких дней его никто не мог найти (впоследствии он объявился в России). Верховная Рада назначила внеочередные президентские выборы на 25 мая. На период до этих выборов у власти установилось откровенно бандеровское правительство во главе с и.о. президента А.Турчиновым и премьер-министром А.Яценюком. Одним из первых законодательных актов нового правительства стал закон об отмене официального статуса русского языка. Также было заявлено о планах проведения ультралиберальных экономических «реформ» по образцу монетизации льгот в путинской России.

В ответ в южных и восточных частях Украины начались народные выступления с протестом против новой власти. В Крыму, Севастополе, Харькове, Донецке и ряде других городов были предприняты штурмы зданий областных администраций и иных государственных учреждений. С них срывали флаги Украины и вывешивали российские власовские флаги. Наибольший размах эти события получили в Крыму. 23 февраля 2014 года в Севастополе состоялся беспрецедентно массовый митинг протеста против переворота в Киеве с использованием зашкаливающего количества власовских флагов. Через несколько дней протестующие захватили власть в регионе, свергнув новых киевских назначенцев (на Украине губернаторы не избираются, а назначаются президентом). Новым главой Крыма провозгласил себя бывший активист баркашовского РНЕ С.Аксёнов, а «народным мэром» Севастополя себя провозгласил местный крупный коммерсант А.Чалый.

Первоначально протестующие в Крыму и на востоке Украины не выдвигали сепаратистских лозунгов, ограничиваясь требованием «федерализации» Украины (т.е. усилением самостоятельности регионов). На 25 мая, в один день с президентскими выборами, в Крыму был назначен референдум о восстановлении Конституции Крыма 1994 года, предусматривающей широкую автономию в составе Украины. Однако уже в последние дни февраля референдум был вдруг сдвинут на значительно более ранний срок, при этом изменилась и формулировка вопросов – участникам референдума предлагался выбор между восстановлением конституции 1994 года и вхождением Крыма в состав России.

1 марта 2014 года Совет Федерации дал добро Путину на ввод в Крым российских войск, которые в ближайшие же дни установили контроль над полуостровом. При этом официально утверждалось, что Путин так и не воспользовался этим разрешением Совета Федерации не вводил в Крым российских войск, а вооружённый захват полуострова осуществили некие неизвестно откуда взявшиеся «вежливые люди» в военной форме без опознавательных знаков. Под их контролем 16 марта 2014 года состоялся референдум, на котором около 90% избирателей проголосовали за вхождение Крыма и Севастополя в состав России. Уже 18 марта Путин подписал указ о вхождении Крыма и Севастополя в состав РФ в качестве субъектов федерации (Севастополь – в качестве третьего, после Москвы и Санкт-Петербурга, города федерального значения).

После присоединения Крыма к России активизировались выступления в юго-восточных частях Украины с требованием присоединения их к России по крымскому образцу. Наибольшего подъёма их движение достигло в Донецкой и Луганской областях, которые провозгласили своё отделение от Украины и создание соответственно Донецкой и Луганской народной республик. Референдум об отделении от Украины и о провозглашении своих независимых государств они назначили на 11 мая - специально подобрав дату таких образом, чтобы она не совпадала с выборами украинского президента. По мере приближения выборов и референдума градус противостояния нарастал. В фазу открытой гражданской  войны события перешли 2 мая 2014 года, когда в Одессе столкновение между пророссийским и проукраинским митингами закончилось  пожаром в Доме профсоюзов, в котором погибли несколько десятков человек. В тот же день началась войсковая операция украинской армии против донецких и луганских «сепаратистов». 11 мая в Донецкой и Луганской областях большинство избирателей проголосовали за провозглашение независимости. Причём если в Луганской республике была принята прогрессивная конституция, провозглашавшая установление парламентской республики, то конституция Донецкой республики, в которой заправляли фактически установившие над ней контроль представители российских националистических организаций) провозглашала установление православия в качестве государственной религии.

25 мая 2014 года состоялись выборы президента Украины. На них победил олигарх П.Порошенко, выигравший в первом туре с 54% голосов. Впервые после 1991 года выборы президента Украины ограничились одним туром. Занявшая второе место Ю.Тимошенко получила менее 13%. Новый президент заявил о продолжении «антитеррористической операции» по восстановлению контроля над Донецкой и Луганской областями, однако значительная часть их территории продолжает находиться в руках вооружённых формирований Донецкой и Луганской народных республик.

 

Влияние украинских событий на процессы в России. События 2014 года на Украине, как и происходившая за 10 лет до того «оранжевая революция», вызвали большой ажиотаж и в России – в первую очередь с точки оценки возможности повторения в России украинских событий.

Действующая власть и официальная пропаганда с самого начала событий на «евромайдане» ещё с конца 2013 года развернули пропагандистскую кампанию на тему того, что «революции – это плохо», «любые попытки революционных изменений приведут к кровопролитию, как на Украине». Постепенно эта пропаганда трансформировалась в навязывание населению идеологии типа «каждый, кто критикует власть – тот пособник бандеровцев и американский шпион». Под предлогом «борьбы с возможностью повторения украинских событий» власти предприняли очередное завинчивание гаек: новые репрессии против оппозиционных активистов (остановленные было после амнистии декабря 2013 года), ужесточение цензуры в интернете (когда закрывать неугодные сайты без суда стало можно не только за размещение противоправного контента, а и вообще без всякого повода), введение уголовной ответственности за незначительные административные правонарушения, установление новых «барьеров», препятствующих участию оппозиционных партий в выборах, и т.п.  Одновременно с этим российские власти затеяли очередную серию антисоциальные реформ в жилищно-коммунальной и транспортной сфере, рассчитывая на то, что, с одной стороны, российские граждане, увлечённые украинскими событиями, не будут обращать большого внимания на социальные вопросы, с другой стороны, под предлогом «сплочения общества» и «недопущения повторения Майдана» подавлять любые протесты.

Некоторая часть оппозиции на первых порах симпатизировала украинскому майдану, особенно после того, как после переворота народ захватил резиденции бывшего украинского президента Януковича и генпрокурора В.Пшонки и предал гласности факты их роскошной жизни явно не на одну зарплату. Многим было интересно, что мы узнаем про условия жизни российских правителей после повторения украинских событий в России. Однако после того, как пришедшие к власти бандеровцы всё больше и больше показывали свою фашистскую сущность, то симпатизировать им в России продолжали лишь небольшое количество прозападных либералов.

И поэтому раскол в российском обществе из-за событий на Украине происходил не по вопросу о том, какую из сторон следует поддерживать в украинском конфликте (как уже было сказано, к бандеровскому режиму крайне негативно относится абсолютное большинство жителей России, за исключением небольшой кучки либералов), а по вопросу об отношении к политике  путинского режима по отношению к Украине. Официальная пропаганда и охранительские пропагандистские силы (к которым, помимо сторонников «Единой России» и прочих ультраправых, сегодня относятся все без исключения парламентские партии, включая КПРФ) взялась за разжигание ура-патриотической истерии, полностью поддерживая любые действия Путина и даже для виду осуждая его за «недостаточный патриотизм», и за нежелание ввязываться в вооружённый конфликт с Украиной и т.п. По иронии судьбы всё это происходит как раз в дни столетнего юбилея со дня начала первой мировой войны, которую тогда Николай Второй тоже развязал под предлогом «защиты братьев-славян».

Коммунисты же и здравомыслящая часть российских оппозиционеров отмечают, что политика Путина по отношению к Украине является империалистической, при этом в действительности не имеющей никакого отношения к формально декларируемым лозунгам «защиты русскоязычного населения». Так, например, аннексировав Крым, Путин при этом ничего не сделал для предотвращения кровопролития в Донбассе и Луганске. Собственно, и присоединение Крыма к России ему было нужно не для того, чтобы помочь росткам революционной самоорганизации населения, а, наоборот, чтобы их подавить (характерно, что практически сразу после оформления присоединения Крыма и Севастополя к России новый уже российский губернатор Крыма С.Аксёнов торжественно объявил, что «революция закончилась», севастопольский же «народный мэр» А.Чалый, вероятно, показался Путину недостаточно управляемым и был отстранён от должности).

Коммунисты же поддерживают движение трудящихся Донецкой и Луганской республик (при этом не отказываясь от критики в их адрес за реакционные тенденции в их внутренней политике) в первую очередь именно как пример революционной самоорганизации населения в ответ на бесчинства со стороны центральной власти. Будет ли этот опыт востребован в России – то есть дойдёт ли протест российских трудящихся против нового витка путинских антисоциальных реформ до провозглашения, например, Уральской или Сибирской советских республик (к которым постепенно примкнут и другие регионы России), или же социалистическая революция в России пойдёт по какому-либо иному сценарию – покажет самое ближайшее будущее.

 

В продолжение темы:
Интервью бывшего министра обороны Донецкой Народной Республики И.И.Стрелкова-Гиркина газете "Завтра" о подробностях организации восстания в Донбассе