Удальцову присудили 10 суток ареста

 14 февраля в судебном участке № 367 Тверского района г. Москвы (Пресненский вал, д.16, стр.2) состоялось рассмотрение административного дела в отношении координатора Московского Совета и Левого Фронта Сергея Удальцова по поводу его задержания после митинга День Гнева на Театральной площади 12 февраля.

Рассмотрение дела началось с подачи ходатайств защитником Алексеем Гориновым и самим Удальцовым. Подавалось ходатайство о переносе дела по месту жительства; об отложении дела в связи с тем, что Удальцов двое суток находился в ОВД в тяжелых условиях без нормального сна и практически без еды; о возвращении дела в ОВД в связи с нарушениями прав защитника и его подзащитного на защиту; о ведении протокола допроса свидетелей с целью выявления расхождений в показаниях; об изъятии из дела показаний свидетелей стороны обвинения, составленных с нарушением законодательства, и другие. Все ходатайства судья Абрамова, рассматривавшая дело, отклонила, однако выделила полтора часа на ознакомление с делом.

Продолжалось заседание около 8 часов. Началось оно с выступления Сергея Удальцова и его защитника. Удальцов сказал, что в отношении него идет целенаправленная травля, что его пытаются принудить прекратить заниматься общественной деятельностью. Также он отметил, что на него не составлены материалы за совершение противоправных действий, и тогда вообще становится не понятно, что он нарушал и по какому поводу сотрудники милиции предъявляли ему «законные требования». Напомним, что вместе с Удальцовым были задержаны еще 13 человек – на всех были составлены протоколы по ст. 20.2 КоАП (участие в несанкционированной акции) и все они были выпущены. На Удальцова же составили протокол по ст. 19.3 КоАП, предусматривающую до 15 суток ареста, а по 20.2 не составляли.

Его защитник подробно рассказал о том, как грубейшим образом были нарушены права на защиту в ОВД Китай-город, что он не имел возможности присутствовать при оформлении дела и ознакомиться с ним до суда, потому что начальник ОВД Васильев вообще не допустил его к подзащитному.

Со стороны защиты выступили 8 свидетелей, рассказавших, что они шли в сторону Администрации Президента относить требования, на что имели полное право, однако перед подземным переходом у гостиницы «Метрополь» дорогу им преградила цепь солдат. После чего начались задержания, причем сотрудники 2-го оперативного полка в полной экипировке задерживали людей в грубой форме, без объяснения причин.     

Свидетелями неправомерности действий Удальцова выступили двое якобы задерживавших его майора, которые, хоть и могли связать пару слов, однако по традиции противоречили собственным рапортам и показаниям друг друга. Так, свидетель Паршков показал, что митинг проходил у памятника Маяковскому, задержание производилось «в середине гостиницы «Метрополь», задерживали его он и Бородин, Удальцов не сопротивлялся, но до этого нецензурно выражался и кричал матерные лозунги (это при том, что вокруг было много камер!). Бородин же рассказал, что задерживали Удальцова на углу гостиницы, хватали его сразу 8 сотрудников, при этом Удальцов сопротивлялся и «работал на публику». Тем не менее, нецензурной брани из уст Удальцова Бородин не слышал. Также Бородин сказал, что принял решение о его задержании лично, тогда как Паршков уверял, что приказ был отдан полковником Благовым (начальником ООП ГУВД) лично по рации. Были и другие, менее значительные расхождения, в показаниях сотрудников милиции. При этом их рапорта и объяснения совпадали с точностью до слова, хотя они утверждали, что писали их самостоятельно.

Оба сотрудника признавали, что флагов и транспарантов не было, а признаками «несанкционированного шествия» они посчитали шарики в руках идущих. При задержании они якобы представились, но удостоверений не предъявляли. Одеты были по форме.

Для устранения противоречий в показаниях сотрудников милиции и свидетелей защиты Алексей Горинов ходатайствовал о приобщении к делу и просмотру в зале суда видеозаписи, сделанной корреспондентом «Коммерсанта» Михаилом Кирцером, а также об опросе Кирцера. Опрос судья Абрамова сочла излишним, однако видеозапись к делу приобщила и даже просмотрела. На видеозаписи было четко видно, что Удальцов шел по тротуару в окружении людей, после чего в толпу ворвались экипированные бойцы ОПМ и, заломив  ему руки, уволокли в автозак. Сотрудников милиции «по форме», дававших показания в суде (они утверждали, что были без шлемов), на видеозаписи обнаружено не было.

После этого Абрамова удалилась на два часа писать постановление. Заключительного слова Удальцову и Горинову она решила не давать, обосновав это простой фразой: «Вы уже все сказали». В 22.00 Абрамова вышла, бегло зачитала последний абзац постановления, и также быстро удалилась. Она присудила Удальцову 10 суток административного ареста, отбывать который он будет в спецприемнике для административно задержанных на Симферопольском бульваре. После оглашения приговора Удальцов с усмешкой назвал «гуманность срока» подарком ко дню рождения – 16 февраля ему исполнится 34 года. Предыдущие два задержания закончились для него 15-дневными арестами.

Виновным Удальцов себя не признает, поэтому в знак протеста объявил голодовку до конца срока ареста.

Сегодня, 15 февраля, в 18.30 пройдет серия одиночных пикетов у ГУВД Москвы на Петровке, 38 с требованиями освободить Удальцова и прекратить политические репрессии. 16 февраля сторонники Удальцова придут к спрецприемнику на Симферопольском выразить поддержку Удальцову и поздравить его с Днем рождения.

 Пресс-служба Левого Фронта

 

В дополнение: рассказ защитника Удальцова:

Примерно в 16-20 [12 февраля 2011 г.] в ОВД "Китай-Город" были доставлены 10 человек. Мне успел позвонить задержанный Удальцова С.С. и попросил быть его защитником.

Я подошёл к территории ОВД "Китай-Город" в 16-30. Территория была перегорожена шлагбаумом. Дежуривший сотрудник милиции (не представился) сообщил, что по указанию начальника ОВД он не может пропустить меня в помещение отдела к задержанным. Тогда я попросил пропустить меня в дежурную часть для непосредственного общения с дежурным по ОВД и составления жалобы. Мне также было отказано.

Мобильная связь с моим подзащитным отсутствовала по причине, как выяснилось позже, изъятия у него мобильного телефона. Дежурный по ОВД Попов Д.В. (не представлялся) не объясняя причин, сообщил мне по телефону, что в настоящее время не может допустить меня в помещение ОВД. На вопрос "почему?", ответил - "потому".

К этому моменту перед шлагбаумом собрались граждане в количестве 8-ми человек, пришедшие для дачи показаний в качестве свидетелей задержания Удальцова С.С. и других граждан. Несколько раз я звонил  в службу "02", разговаривал с дежурным по городу, звонил в службу собственной безопасности ГУВД и округа и просил оперативно решить вопрос о моём допуске в качестве защитника к задержанному.

Через некоторое время во двор ОВД вышел начальник ОВД "Китай-Город" полковник Васильев О.В. и сообщил мне, что никто из задержанных в защите не нуждается, а также о том, что в настоящее время с ними проводятся процессуальные действия и потребовал от меня удалиться, "чтобы не мешать работать". Минут через 40-50 снова вышел начальник ОВД и в более грубой форме, подталкивая, выдавил меня с дворовой части УВД, ссылаясь на режимность объекта. Вместе с пришедшими гражданами я простоял на морозе свыше 2-х часов. Затем их по одному стали пропускать в ОВД для написания жалоб. Примерно в 18-40 я также был допущен в помещение ОВД.

  Задержанные находились в зарешёченном помещении напротив комнаты дежурного. Все изъявили желание иметь защитника и подписали выданные мной бланки доверенности. Примерно в это же время подошли два представителя от Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) при ГУВД госквы Каретникова А.Г. и Гордеева Е.__.

В 18-50 меня допустили к работе по оказанию юридической помощи задержанным. Первым оказался Никитин Алексей Анатольевич. После начала ознакомления вместе с задержанным с протоколом о доставлении и дачи советов по написанию задержанным в протоколе своих замечаний, присутствовавший при этом капитан Попов Д.В. вырвал у меня из рук документы и сообщил мне, что ОВД в моих услугах больше не нуждается. После этого он выставил меня в коридор. Вместе с подошедшим начальником ОВД и в присутствии представителей ОНК и задержанных они стали выталкивать меня из коридора к выходу из помещения ОВД, но я заявил, что собираюсь подать жалобу дежурному.

Во время написания мной жалобы из ОВД стали выпускать задержанных, не выдавая  на руки копий составленных протоколов несмотря на их просьбы. 

После регистрации моей письменной жалобы начальник ОВД "Китай-Город" Васильев О.В.  вместе с другим сотрудником милиции схватили меня, потащили к выходу, с силой ударили о железную дверь и вытолкнули в тамбур.

Через несколько минут представитель ОНК Каретникова А.Г. попыталась вернуться в помещение ОВД с улицы, где она курила. Ее не впустили. Через несколько минут из помещения ОВД была выдворена и другой наблюдатель Гордеева Е. _. 

По прошествии ещё некоторого времени один из сотрудников ОВД открыл дверь   ОВД и попросил меня пройти в комнату для работы с задержанными. Там находился Удальцов С.С. Он сообщил мне, что от начальника ОВД "Китай-Город" Васильева О.В. через сопровождавшего меня сотрудника милиции поступило предложение стереть с моего диктофона записи моих бесед с начальником ОВД. За это его, Удальцова С.С., обещают сразу освободить. Как защитник, я спросил Удальцова С.С., согласен ли он на такой вариант, хотя и предупредил, что возможен обман. Он подтвердил своё согласие на этот вариант. Тогда мы пригласили милиционера - посредника, который стоял у двери и я продемонстрировал, что никаких записей на диктофоне, порочащих начальника ОВД "Китай-Город", не имею. Он удалился.

Затем  ко мне подошёл капитан Попов Д.В. и попросил предъявить доверенность от Удальцова С.С. на моё имя и мой паспорт. Взяв документы, он удалился в комнату дежурного, стал вводить данные моего паспорта в компьютер, затем сделал какие-то распечатки. Потом долго стал листать и читать какую-то толстую книгу, после чего куда-то позвонил. В комнату дежурного подошёл начальник ОВД "Китай-Город" Васильев О.В., также долго листал и выборочно читал эту же толстую книгу, куда-то звонил и разговаривал по телефону. Затем вышел из комнаты дежурного вместе с Поповым Д.В., стал выяснять у меня где и кем я работаю и какое у меня образование. Получив от меня информацию, он, вернув паспорт, сообщил мне, что у меня нет никаких прав быть защитником задержанного.  Вместе с Поповым Д.В.  они стали оттеснять меня от видеокамеры, направленной на зарешёченное помещение для задержанных, затем подхватили меня и вновь выпихнули в тамбур. При этом  Попов Д.В. крикнул мне, что я сам являюсь правонарушителем, а начальник ОВД "Китай-Город" Васильев О.В. сел за руль стоявшей во дворе большой белой машины и уехал. Я простоял в прихожей ОВД до 23-х часов. Со мной находились оставшиеся три свидетеля, готовые дать показания по факту задержания Удальцова С.С. Они звонили дежурному по ОВД, но их не допускали в помещение. Я также звонил дежурному по ОВД, терпеливо разъяснял, что действия сотрудников милиции незаконны, нарушают права задержанного и мои как защитника,  требовал допустить меня к задержанному, вернуть мне доверенность. Я получил ответ, что отобранную у меня доверенность они найти не могут, а задержанный в юридической помощи защитника не нуждается. Мои звонки в службу "02" и службу собственной безопасности ГУВД госквы и округа с просьбой оказать содействие в том, чтобы мне вернули доверенность, результата не дали.

       Суд завтра. Предположительно участок 370 (Лубянка). Время неизвестно.

       Всем наилучшего,

       Алексей Горинов