Почему грантоеды смирились со строительством Коммунарской линии метро

 

Нынешней весной в некоторых районах Юго-Западного округа Москвы были совершенно бессмысленные «протесты» против строительства Коммунарской линии метро, которая должна была соединить посёлок Коммунарка (который, напомню, ныне является географическим центром Москвы) и, в перспективе, входящий ныне в состав Москвы город Троицк, с районами Юго-Западного округа столицы. Участники «протестов» выдвигали какие-то совершенно идиотские «аргументы» типа «наши дома провалятся в тоннели метро», «машины будет негде ставить», «из Коммунарки понаедут мигранты и будут пить кровь православных младенцев» и т.п., рисовали пугающие плакаты, где носовые части поездов метро изображались в форме черепов с горящими глазами, и т.п. В этих «протестах» объединились такие совершенно разные люди, как местный либеральный депутат по имени Ясмин Фахми (ага, именно человеку с такими ФИО самое то запугивать нас «мигрантами»); бывший «пламенный революционер», а ныне зюгановский соратник Сергей Удальцов; и небезызвестный протоиерей Всеволод Чаплин, прославившийся своими призывами «убивать как можно больше большевиков».

Но вот странно – эти громкие «протесты» были только в то времена, когда эта линия была только на уровне проектов. Но когда сейчас началось реальное строительство этой линии – то все протесты «вдруг» прекратились. Хотя, по логике, должно бы быть наоборот. Сначала я думал, что всё дело в банальном грантоедстве: весной заинтересованные лица забашляли «активистам», вот те и размахивали плакатами с черепами, а теперь оплата прекратилась, соответственно, прекратились и протесты. Однако заметка в газете «Метро» за 13 декабря 2019 года внесла ясность в вопрос, на чём власти купили «протестующих».

 

 

Это уже не первый раз такое наблюдается – как только затевается какая-то транспортная стройка, то власти, чтобы не допустить возможным протестов, выдвигают такой «веский» «аргумент»: типа, после окончания строительства, когда транспортная доступность этой района улучшится, то увеличится рыночная стоимость квартир в этой районе. Подразумевается, что, типа, вы сможете свои квартиры дороже продать.

Вот, пожалуйста, кто-нибудь ответьте на риторический вопрос: почему рост стоимости жилья (и, соответственно, уменьшение доступности жилья) преподносится как что-то хорошее?